Интервью с группой Клевер

Вы здесь
Просмотров:
26

KLEVER: Мы пришли с миром!

KLEVER — это трио из Санкт-Петербурга, играющее, по их же собственному определению, instrumental-psychedelic-independent-music. Проще говоря, что-то вроде пост-рока. Musicerporters пообщались с KLEVER на презентации их дебютного альбома в замечательном московском клубе 35мм.

В назначенное время мы подошли к стильному диванчику, где нас уже преспокойно дожидались музыканты: гитарист Сергей Маковка, барабанщик Денис Русаков и мультиинструменталист Дмитрий Гольцман. Мы неторопясь настроили аппаратуру и приступили к беседе.

MR: Итак, начнём. Почему ваша группа называется Клевер?

Сергей: Это совершенно абстрактное, ни к чему не обязывающее название.

MR: Но ведь у клевера три лепестка и, если добавить ещё один — то это к счастью, а если два, то получается листик марихуаны. К двойному счастью? Никак это к вам не относится?

Митя: Связи нет никакой.

MR: Понятно. А почему ваш дебютный альбом называется In the name of peace and progress?

Митя: Дословно: "Во имя мира и прогресса". Мы пришли с миром и это самое важное! (Смеётся) Слушатель поймёт значение этого названия, когда посмотрит на обратную сторону обложки.

Сергей: Название рождалось очень долго: мы до последнего момента не знали как назвать альбом.

Митя: Мы же инструменталисты: нам важнее музыкой передать, а не словами. Мы бы, может, и назвали альбом просто "Клевер", но нам сказали, что так только третий альбом следует называть.

Сергей: Ну, почему же? Наше EP 2003-го года так называлось.

Митя: А я даже и не знал! Я думал, оно так и называлась "EP"… Кстати, посмотрите — это пришёл наш лейбл!

К нам подходит мужчина и вручает группе экземпляр их дебютника. Клевер с неподдельным интересом рассматривают результат своих трудов. Со всевозможных ракурсов оглядывается коробочка, листается четырёхстраничная книжка-буклет. Доля внимания достаётся даже самому диску!

Митя: Вы присутствуете при историческом моменте: мы сами в первый раз видим наш дебютный альбом. Можно сказать, это наш первенец!

MR: Тогда расскажите, как прошла его запись.

Митя: Запись длилась около года, и за это время было около четырёх сессий.

Сергей: Так вышло в связи с занятостью звукорежиссёра. Он работает с Кирпичами и Анимал Джазом, и поэтому часто бывает в разъездах.

Денис: Очень важно, чтобы звукорежиссёр правильно видел музыку — он как ещё один музыкант.

Митя: Главное ведь не спешка, правда? Хотя за год материал успел немножко устареть.

Денис: А если вдаваться в подробности, то мы прописывали одновременно гитару и ударные, чтобы быть ближе к концертному звучанию. Потом уже накладывали духовые и всякие эффекты, перкуссию, клавишные. Студийное звучание кардинально отличается от концертного: в клубе возникает реверберация — отражение звука от стен. Поэтому приходится учитывать акустику концертного помещения.

MR: Кстати, какие ещё инструменты есть на альбоме? Может быть волынки?

Митя: Волынок там нет. Основные духовые — жалейки, окарины — это русские народные инструменты. Ещё есть мелодика-пиано, кларнет и блок-флейты.

Сергей: Времени было мало, но результатом мы довольны. За альбом нам не стыдно. Наш звукорежиссёр — гарант качества.

MR: Вы в Москве уже не в первый раз?

Митя: Нет, за клубный сезон это уже чётвёртый концерт. В первый раз мы выступали в AVANT’e в сентябре, затем мы отыграли в клубе Bilingua. Это был такой секретный концерт, потому что нас позвали буквально в последний момент. В афишах пришлось написать, что приехала культовая группа Клевер. Чтобы люди повелись на неизвестное название! А ещё мы играли в клубе Дом. В зале было человек 30, но это же не главное. Я давно мечтаю отыграть перед аудиторией в 5 человек, но никак не получается! Даже если афишу не давать, то всё равно человек 6 наберётся. По спискам. (Смеётся) А до этого мы каждый год бывали в Москве. Выступали, а потом клуб обычно закрывали… Только не рассказывайте об этом AVANT’у!

MR: На будущее планируете в Москве играть? Когда вы следующий раз к нам приедете?

Митя: Сейчас скажу точно.

Митя вынимает из своего рюкзака небольшую красную записную книжку и смотрит на букву "К" — "Концерт".

Митя: Следующий концерт состоится на AVANT-фестивале 15 мая. Это эксклюзивная информация, мы даже ещё не знаем, с кем мы там будем выступать.

MR: Давайте обсудим сегодняшний концерт. Это правда, что вы пригласили Земфиру?

Митя: Конечно! Мне приснился сон: я позвонил Земфире, мы с ней так мило пообщались, и я ей говорю: "Приходи на концерт!" Она мне отвечает: "Конечно приду, ты мне только телефон клуба sms-кой вышли." Я проснулся и подумал: "А почему бы и нет?" И написал ей письмо. У меня правда сейчас деньги на телефоне закончились… она мне теперь, наверное, не может дозвониться.

MR: Бедная Земфира, там, у входа стоит!

Митя: Но в список гостей я её внёс. Я верю, что она придёт: это все остальные не верят.

Неожиданно выясняется, что в списке гостей Земфира отсутствует, и её оперативно туда вносят.

Митя: Я одно время вписывал Диброва, но он дважды пропустил наши концерты, и я больше его не вписываю в гостевой список. (Смеётся)

Сергей: А я Элвиса Пресли постоянно вписываю. (Смеётся)

MR: Большинство рок-музыкантов — самоучки. А у вас есть музыкальное образование?

Денис: У них нет, а я год отучился в джазовой школе.

Митя: Я считаю, лучше его не иметь вообще. Хотя, конечно, это зависит от человека.

Сергей: Все индивидуально. Я не знаю нот, но это мне совсем не мешает.

MR: А со скольких лет вы начали играть?

Денис: Я довольно поздно для барабанщика, мне уже почти 20 лет было.

Сергей: Тоже в 20.

Митя: А я ещё в школе взял в руки гитару, а теперь играю на дудочках.

MR: Есть несколько подходов к сочинительству. Первый заключается в том, что всю музыку должен сочинять только лидер группы, а второй строится на том, что хорошая музыка — плод коллективных усилий. Какой из них вам ближе? Как вы сочиняете музыку?

Сергей: Основные темы сочиняю я, а уже аранжировки мы делаем совместно. Иногда всё рождается через импровизацию.

Митя: Просто мы играем вместе уже 5 лет, поэтому, когда делаем новую песню, мы ничего не говорим друг другу. Просто садимся и играем.

Сергей: Получается что-то интересное — оставляем, не получается — выкидываем. Наши композиции выстраиваются из гитарных наработок, а в процессе импровизации идея развивается.

Денис: К тому же, музыкальная тема должна своевременно прийти. Часть рождается практически мгновенно, а остальное может год дорабатываться.

Митя: А если рассуждать на тему инструментальной музыки и "текстовой" то мы считаем, что не надо идти по простому пути: в музыке с понятными словами всё подаётся на блюдечке. Хотя на нашем альбоме есть фрагмент, где я пою на прото-пост-славянском языке — но голос у нас используется тоже, как инструмент…

MR: Песенные тексты довольно легко поддаются расшифровке. Музыка — намного сложнее. А что вы вкладываете в свои сочинения?

Митя: Каждый вкладывает что-то своё, но мы даже друг другу об этом не рассказываем — это секрет. Ну, а так, жизнь нас вдохновляет, то, что в ней происходит. У каждого из нас своя реакция на окружающую действительность. Основное настроение нашей музыки — светлая грусть.

MR: То есть, вы хотите просто дать слушателю свою музыку, а он сам пусть всё додумывает.

Денис: Фактически, так и есть. Оставить пространство для мысли — это самое главное.

MR: А на какие-нибудь группы вы ориентируетесь?

Митя: Мы все разные и все выросли на совершенно разной музыке.

Сергей: Я обожаю хардкор: мне очень нравятся поляки Post Regiment, Wlochaty, питерские ‘Till I Die. Ну ещё шумовики — затейники Sonic Youth, ещё нравится Joy Division.

Денис: У меня нет таких кумиров. Я стараюсь подходить к игре на барабанах разносторонне, хотя много чего слушаю. Тех же King Crimson, например.

Митя: А я работаю на Радио "Классика-Петербург", поэтому ежедневно слушаю море классической музыки. Мой любимый русский композитор — Рахманинов, чего стоит хотя бы его третий концерт ре-минор! Я бы напел, но оркестр мне не изобразить.

MR: Ну ещё Чайковский есть, Мусоргский, знаешь таких?

Митя: Несколько их LP проходило через мои руки. (Смеётся) Не могу сказать, что черпаю вдохновение из классической музыки, скорее в каком-то своём эмоциональном контексте.

Сергей: Раньше я был большим фанатом Sonic Youth, у меня было 15 альбомов…

Митя: …на одной кассете!

Сергей: на одной стороне кассеты. (Смеётся)

Сергей: …но с годами я утратил к ним любовь. Сейчас отношусь к ним спокойно. Недавно узнали, что есть группа Godspeed You Black Emperor!

Митя: Важно понять, что мы открыли их для себя уже после записи альбома: нам сказали, что наша музыка по настроению очень схожа.

Денис: Иногда группы обгоняют своё время.

MR: Клевер обгоняет своё время?

Денис: Это мы увидим через 20 лет. (Смеётся)

MR: А минималисты на вас повлияли?

Митя: Минимализм — это самое главное в музыке, потому что мы отчасти тоже минималисты. Когда мало людей на сцене — это самое то. Говоря о принципе трио, я всегда вспоминаю что мне сказал один моё старший товарищ — про табуретку на трёх ножках: добавишь четвёртую — устойчивость от этого нисколько не выиграет, а одну ножку уберешь — и вся конструкция рухнет. А самое главное — на троих гонорар делить гораздо проще, чем на десятерых. (Смеётся)

Денис: Поэтому минимализм — это хорошо.

Митя: Алкоголь мы, кстати, не употребляем на концертах. Всегда играем на трезвую голову. Даже в поезде Питер-Москва мы пили только сухое красное вино.

MR: Это очень похвально!

Митя: Ещё стихи в дороге пишем. Они у меня в записной книжке есть, кстати.

Митя опять достаёт из свей сумки записную книжку.

Митя: Посвящается нашему барабанщику. Итак, стихотворение… только запись отключите!

Приходится отключить, тут уже ничего не поделаешь. Митя зачитывает реально минималистичный стих про кусочки льда и бокал шампанского.

MR: Действительно минимализм!

Все соглашаются.

Рекомендуем