Пельтцер: Татьяна Ивановна

Вы здесь

Просмотров:
1

В 1930 году немецкий коммунист и философ Ганс Тейблер привёз в Берлин из Москвы молодую жену Татьяну. Он с удовольствием представил её своим друзьям и соратникам, помог устроиться на должность машинистки в советском торгпредстве и похлопотал о принятии жены в компартию Германии. Казалось, что фамилию Пельтцер она забудет навсегда...

 

Хотя в «Ленкоме» (тогда он назывался более официально: Театр имени Ленинского комсомола) ее называли Бабушкой, бабушкой в прямом смысле она не была. За свою долгую жизнь так и не обзавелась детьми и внуками. Да и не походила на нашу советскую бабушку: и в старости была худой, как палка, языкастой и непоседливой.

 

Татьяна Ивановна была не просто одаренной и мудрой актрисой, но еще сумела выразить какую-то неистовую российскую отвагу, замешанную на доброте и душевном сострадании. Счастливые зрители встречали ее хохотом, а потом украдкой смахивали слезу.

 

В фильме "Солдат Иван Бровкин" роли Евдокии отводилось незначительное место. После того как Пельтцер, блистательно сыгравшую в фильме, окрестили матерью русского солдата, в продолжении - картине "Иван Бровкин на целине" - эта роль писалась специально под нее.

 

В душе многие коллеги не испытывали симпатии к Татьяне Ивановне Пельтцер. Не любили за прямолинейность, за правду-матку, которую она резала в глаза, за вздорный характер. Замечательный актер Борис Новиков, которого однажды обсуждали на собрании труппы за пристрастие к спиртному, после нелестного выступления актрисы, обидевшись, сказал: "А вы, Татьяна Ивановна, помолчали бы. Вас никто не любит, кроме народа!" И потом долго испытывал неловкость за эти слова.

 

Когда Марк Захаров пригласил Леонида Броневого в Театр имени Ленинского комсомола, мэтр поначалу удивился: "Как я буду выглядеть рядом с комсомольцами?" Но подумав, сказал: "А с другой стороны, у вас же там служит вечная пионерка Татьяна Пельтцер! Рядом с ней я за октябренка сойду".

 

Когда актрису попросили поместить ее фото на рекламных сигаретах, она заметила: "Когда-то я мечтала, чтобы мои портреты были на афишах. А теперь… лишь бы не на туалетной бумаге!"

 

Труппа Театра сатиры отправляется в Германию обслуживать советские войска. На первом же КПП какой-то строгий майор начинает придираться ко всяким мелочам. "Товарищ майор, мы же артистов везём!" Майор обходит машину, заглядывает в кузов и первое, что он видит - лицо Татьяны Пельтцер. Он мгновенно расплывается в улыбке: "Ой, кого я вижу! ТОВАРИЩ ПИЗНЕР!" С этой минуты Татьяна Ивановна поняла, что она знаменита.