Парашютизм - это диагноз!

Вы здесь

Однажды обычным осенним днем решила я испытать свои нервы на прочность и прыгнуть с парашютом. Давно уже собиралась это сделать, да все как-то духу не хватало, чтобы решиться сделать ЭТО. Почему бы, подумалось мне, не посмотреть на то, как выглядит небо, когда ты находишься внутри него? Честно говоря, готовилась я и физически, и морально к гораздо более тяжкому испытанию, нежели оказалось на самом деле. Подготовка к первому прыжку заняла около  олучаса, и мне тут же присвоили гордое звание "перворазник".

На аэродроме при виде основного парашюта (весом 16 кг) и запасного (7 кг) желание прыгнуть немного поубавилось... Но раз уж пришла и прошла, придется ЭТО на себя надеть. А когда перед нами появилось нечто с крыльями под названием "Ан-2", отдаленно напоминающее самолет из фильмов про Великую Отечественную, первый вопрос, который возник в моей голове: "ЭТО летает?!". Оказалось, ЭТО интересует всех нормальных людей. Как показал мой личный опыт близкого знакомства с допотопным с виду летательным аппаратом, ЭТО все-таки летает. Именно в него нас, собравшихся "совершить подвиг", и посадили. И при виде "доброго" дяди-инструктора, закрывающего дверь самолета со словами: "Ну, что, смертнички, поехали", я поняла, что это конец - назад пути нет.

На высоте 1000 метров, когда под нами щедро расстелился пейзаж родной земли, я впала в состояние странного оцепенения. Что я испытывала в тот момент, одним словом сказать сложно. Но сейчас, когда все уже позади, я более-менее могу сформулировать, что тогда происходило в моей душе: радость, оттого что я в небе, и шок, оттого что в это небо мне минутой позже предстоит шагнуть.

Стоя перед открытой дверью, я решительно... закрыла глаза, чтобы не было мучительно страшно. "Лететь до раскрытия всего 3 секунды", - думала я. Ха-ха! Наивная! Говорят, в первом полете практически все думают о таких вещах, о которых, стоя на земле, в жизни бы не задумались! О голодающих в Африке детях, например. И о том, как в пионеры их принимали. И, в целом, обо всей своей жизни, задаваясь вопросами, правильно ли они живут и что нужно изменить, чтобы жить правильнее (если, конечно, удастся приземлиться...)? Не знаю, как у других, но единственная мысль, которая мелькнула в моей голове: "Говорила мне мама: играй лучше в шахматы!". На этом мысли закончились, и я, дернув кольцо, увидела над головой раскрывшийся (слава Богу!!!) парашют. Говорят, что в момент созерцания того, как над твоей головой впервые раскрывается твой единственный шанс выжить - купол парашюта, все обычно начинают кипятком плакать от радости. Знакомое чувство... Теперь уже знакомое...

... Уже после приземления я поняла, что сделаю это еще не один раз. Теперь, когда в моем жизненном багаже уже есть осуществленные прыжки, я прекрасно понимаю, что парашютный спорт не имеет практически ничего общего с самым первым прыжком. Это, наверное, то же самое, что попытаться составить  Вечатление о скалолазном спорте, надев "кошки" и забравшись на гору.

Одно обидно: в нашем почти полуторамиллионном городе парашютизм не просто плохо развит, он имеет все приметы недоразвитой ущербности: нормальных летательных аппаратов нет, подобающей случаю и месту материальной части - тоже. Зато у нас, вопреки острому отсутствию элементарно необходимых вещей, имеют место быть классический парашютизм, купольная и групповая акробатика. А такие виды, как скайсерфинг (прыжок с монолыжей), фрифлай, бэйс (прыжки с фиксированных объектов) и фристайл, по сравнению с другими городами других стран, вообще отсутствуют. Да, откровенно говоря, и количество спортсменов оставляет желать лучшего.

Может быть одной из причин такого существования парашютного спорта в Новосибирске является то, что некоторые думают: "Парашютный спорт - это пятьдесят на пятьдесят, повезет - не повезет, откроется - не откроется".

На самом же деле, на 99,99% только от самого спортсмена зависит положительный исход прыжка. А 0,01% - это то, что называется: человек предполагает, а Бог смеется. Прыгая с парашютом, главное - подружиться с бездонной воздушной стихией, потому что угрожать ей совершенно бесполезно - небо угроз не слышит.

Так что же остается?... Остается только надеяться: на себя и на свой парашют. Ведь земля не прощает ошибок, сделанных в небе. А человек... Да что человек... Он сам себе мешает своим страхом, от которого избавиться иногда сложно, ведь инстинкт самосохранения - один из базисных. Но удовольствие от свободного падения стоит того, чтобы его испытать хотя бы раз в жизни. Чтобы убедиться в этом, найдите время, выберитесь за пределы города, где люди с неба сыплются "пачками", на аэродром. Посмотрите на тех, кто идет на сближение с землей под ярким куполом полностью раскрывшегося парашюта. Спортсмены в воздухе до раскрытия купола такие чудеса творят, обхохочешься! Они не просто летят, разметав в воздушной стихии ноги и руки, каждый из них делает то, что на земле вытворить никому и никогда не удастся.

А вообще, парашютизм - это диагноз. Заниматься этим делом безумно интересно, ведь "только делая прыжок в неизвестное, мы ощущаем свободу" (Т. Уайлдер).

Что сказать напоследок всем студентам нашего города? Не знаю... Мне лично хочется сказать только одно: участвуйте в развитии парашютизма!

Настя ГОМАН, студентка СибГУТИ.

Рекомендуем