Интервью с российскими порноактерами

Вы здесь

Просмотров:
26
Интервью с российскими порноактерами

Что думают о любви люди, занимающиеся сексом профессионально? «Большой город» отправился в Петербург — столицу российского порно, — встретился с порноактерами и порнорежиссерами и выслушал их истории

Аиша, порноактриса

Я приехала в Питер с Алтая на учебу и довольно быстро здесь сориентировалась: поняла, в какие клубы ходить, с кем общаться. На Алтае у нас все строго было, семья консервативная. А здесь меня, естественно, понесло.

Я пошла танцевать стриптиз, потом попала на свинг-вечеринку, зажгла там и познакомилась с людьми, которые пригласили меня в порно. Я очень люблю все новое — и пошла в порно просто потому, что было интересно.

В первый раз я снялась в порно в Будапеште. Прилетела туда, в аэропорту нас встретил сам Денис Дефранческо, основатель крупнейшей европейской порностудии DDF, отвез к себе домой — у него огромная квартира двухэтажная — и дал сразу расписание работ на всю неделю. Я не боялась, и на площадке у меня все сразу очень естественно получилось. Потом я снималась во Франции, в Чехии. Все так красиво происходило — с красивыми интерьерами, с красивыми людьми…

Вообще, если у человека нет цели в жизни, порно может его сломать. Но для меня это был просто эксперимент, работа-праздник! Жила я тогда очень свободно: в Питере у меня были всякие спонсоры и еще человек, который был моим рабом, возил меня везде. Сексуальных отношений у нас с ним не было, он просто мне поклонялся, и я его могла использовать как захочу. Я звонила с утра и говорила: привези мне поесть, отвези меня туда-то. Ехала на свидание, и он меня ждал, сколько нужно, а потом отвозил домой. Я тогда вообще не думала, что смогу влюбиться в кого-то. Иногда даже некоторых своих любовников и партнеров по порно забывала в лицо — мы встречались в клубе, и я не могла вспомнить, спала я с этим человеком когда-то или нет. Мои молодые люди того времени — некоторые ревновали к порно, некоторые нет, но у нас всегда были такие отношения, в которых никто не претендовал на свободу другого. А если кто хотел серьезных отношений — я говорила им, что ничего не получится, потому что я своей свободой дорожила.

---------------

Вадим Купцов, порноактер

Порно не имеет отношения к сексу, оно его только напоминает. Секс — это свобода, а когда ты работаешь по приказу, какая это свобода? Ты получаешь удовольствие от этого, но только как от хорошо сделанной работы.

Честно говоря, меня в порно привела моя девушка. Она была модель, а любой модели рано или поздно предлагают съемки эротического характера. Она отказывалась, а потом ей сказали, что вот один француз снимает семейные пары — и мы просто вместе почесали репу и подумали: а почему бы и нет? То есть первый раз это было просто на слабо. Потом оказалось, что я это умею делать хорошо, истово, самозабвенно. Это, конечно, хвастовство, но из песни слова не выкинешь — Рокко Сиффреди сказал, что я лучший в России. Он, Антонио Адамо, еще пара корифеев тоже так говорили.

Пару раз еще мы снялись вместе с моей девушкой, а дальше я уже снимался один, потому что мы расстались. Но не из-за порно, конечно. Вообще, мы прожили с ней лет 7, она была почти как жена. Должно было быть какое-то развитие отношений, а оно не шло — ну дурак я был, шалопай. Надо было жениться да детей заводить. Мне хотелось чего-то еще, а ей зачем ждать-то? Я, естественно, страдал, когда мы расстались, все такое, а сейчас понимаю, что она поступила совершенно правильно.

Я тогда работал в Эрмитаже оформителем, монтировал выставки, а в порно подрабатывал. В общей сложности снимался около 10 лет.

Бывало, что отношения завязывались на площадке. Очень давно, в 90-х, приехала одна девушка из Владимира, стала сниматься в порно — просто для нее это было такое приключение. Для многих девушек это либо приключение, либо студенческая подработка. И вот она, приехав из Владимира и снимаясь, первый раз в жизни испытала оргазм. Ее это страшно поразило, меня это страшно растрогало, и мы послали всех на фиг и ушли со съемок. Режиссер бегал и кричал: «Это непрофессионально! Как так можно?» А мы просто: «Идите к черту!» Это были очень бурные, нежные отношения. Она была студентка, мне было 26. Она приезжала, уезжала, потом, правда, в итоге уехала обратно во Владимир насовсем.

Я часто встречался с девушками, которые снимались в порно. Ревности тут никакой не было — ни с моей, ни с их стороны. Я никогда не воспринимал людей как свою собственность. Я могу бояться за любимого человека, что его могут обидеть, еще что-то, но ревность — мое! мне! — этого во мне не воспитали. Если она полюбила кого-то другого — значит, я плохой, значит, я чего-то не дал.

У порноактеров, конечно, специфика в том, что кульминация отношений — секс — начинается прежде самих отношений. И дальше интересно узнать, а что же это за человек? И ты начинаешь общаться с девушкой именно как с человеком. В этом есть свой плюс — на тебя уже не давит похоть, тебе уже не надо ее сразу раздеть.

Это как служебный роман — в офисах же люди тоже обращают друг на друга внимание. А тут грех не обратить. Один порноанекдот произошел прямо у меня на глазах. Парень с девушкой работает, и все довольны: режиссер доволен, оператор с «Ленфильма» доволен, осветитель, хорошая картинка. Закончился дубль, переставляют свет, парень с девушкой продолжают заниматься сексом — и он, не прекращая процесс, спрашивает ее вежливо: «Простите, а что вы делаете сегодня вечером?»

Девушки, которые снимаются в порно, очень часто приезжают откуда-нибудь с периферии. И несмотря на то что на дворе XXI век, отношение в провинции к женщинам ужасное: через одну у девчонок первый сексуальный опыт — это насилие, причем с разрывами, с реанимацией. От того, что они рассказывали, у меня на лоб глаза лезли. И это не единичный случай, когда девушка первый свой оргазм испытывает на порносъемках. Это ужасно и уму непостижимо. Поэтому часто бывает, что в тебя влюбляются партнерши, встречают на улице: «Вадик!» — а я напрягаю мозги, да как же тебя зовут, дорогая? Я помню, ты очень хорошая, но как же тебя зовут… Это, конечно, профессиональная особенность памяти — да, было хорошо, поснимались, но не пускаешь это в душу. У священников приходских, которые исповеди постоянно выслушивают, у них профессиональная забывчивость — потому что это нельзя в себе хранить, надо пропускать и забывать.

А есть девушки с образованием, вполне успешные, с какой-то работой. Приходят, потому что просто интересно. У кого-то нехватка общения или просто элементарного секса. Сейчас это почему-то повсеместная проблема. Приходят даже не искать молодого человека, а просто наесться секса до отвала. Хотя, если сравнивать с едой, это, конечно, гамбургер.

А потом я познакомился со своей будущей женой — и появилась любовь, появилась возможность завести детей. К порно моя жена не имела никакого отношения, но что я снимаюсь — она знала. Я и не скрывал. Скрыть то, что ты снимаешься в порно, невозможно. Смотрят его, как оказалось, 90 процентов населения. Меня очень часто останавливали на улицах — в конце концов мне это надоело, и у меня появился довольно грубый на это ответ. Мне говорят: «А я вот видел вас в порно! Вы не снимались в порно?» А я отвечаю: «Дрочишь?» — и в глаза так пристально смотрю. Человек тушуется.

Зато мне теперь сразу видно, человек действительно сексуален или он выпендривается. Сексуальность — это не ботфорты на шпильках, она в глазах. Нарочитая, показная сексуальность, как правило, обратно пропорциональна тому, что человек на самом деле может в постели. Гламурный стандарт — стандарт дорогой проститутки, а это неинтересно. Несколько моих партнерш по съемкам были проститутки. И я вам скажу — это дерево-дубина, они ничего не могут и ничего не понимают. Именно поэтому нельзя смешивать порно и проституцию. В порно девушка свободна, не понравилось — взяла и ушла. Эксплуатации нет. И ценятся сексуальность и артистичность.

Из порно я постепенно ушел, когда появилась жена. Человек принял меня таким, какой я есть. Ни на чем не настаивал, ничего от меня не хотел, и я почувствовал, что меня по-настоящему любят. И тогда появилась ответственность: когда вас двое, рисковать уже нельзя. Ни элементарно здоровьем, ни репутацией этого человека. С моей-то репутацией уже все ясно. Знают все, даже отец знает. Звонит мне, я говорю: «Да вот, больше не снимаюсь». Он: «Ты что, болеешь, что ли?»

Когда любишь кого-то, то многие вещи вокруг себя разрушаешь, чтобы создать новые. В принципе, большая любовь может сочетаться с порно. Есть люди, которым удается это совмещать. А я не хотел расстраивать своего любимого человека, задевать его. Когда что-то настоящее возникает в жизни, то все остальное перестает волновать. Пропади оно все пропадом. Я сейчас живу достаточно бедно по сравнению с тем, как я жил, когда снимался. Я был свободен, богат, успешен у девушек. Но оказалось, что это все ерунда, пыль. Этим легко можно пожертвовать. У меня дочка, ей больше двух лет. И это главное.