Наркоз-наркоз, хвать тебя за нос

Вы здесь

Просмотров:
1

Этот фильм не рекомендуют смотреть всем, кто в ближайшее время планирует оперироваться под общим наркозом. Статистика, хоть и получена создателями фильма неизвестно из каких источников, все равно пугает: на каждого семисотого пациента наркоз не действует. Это якобы испытал на себе режиссер и сценарист фильма Джоби Харольд – ему удаляли камни из почек в течение нескольких часов, но он мог чувствовать боль. После чего решил снять кино.

С героем его фильма дело обстоит гораздо сложнее: во-первых, ему требуется пересадка сердца, а во-вторых, он миллионер со своими причудами. Клейтон Бересфорд-младший (Хайден Кристенсен), владеющий на пару с матерью (Лина Олин) какой-то немыслимо богатой компанией, почему-то решает, что может довериться только своему другу – второсортному хирургу Джеку (Терренс Хоуард). Напрасно мама и ее друг детства доктор Нейер (Арлисс Говард), будущий министр здравоохранения, убеждают юношу лечь в лучшую клинику Штатов. Клейтон непреклонен. Его поддерживает и молодая жена Саманта (Джессика Альба), с которой Клейтон обвенчался буквально накануне операции.

Донорское сердце готово, Клейтона кладут на операционный стол и дают наркоз. Его парализует, он не может даже говорить, но слышит все, что творится вокруг. Остановить операцию он не в состоянии, поэтому вынужден терпеть не только адскую боль, но еще и разговоры врачей. Из которых понимает, что эти люди в белых халатах собрались здесь только затем, чтобы его, Клейтона-младшего, умертвить.

То есть нас хотят уверить, что пациент мог ясно мыслить, но не мог шевелиться, а боль все же чувствовал. Иными словами, фактически вытерпел собственное вскрытие и при этом не рехнулся от страданий. Этот феноменальный медицинский эксперимент, ко всему прочему, иллюстрируется крупными планами разрезанной грудной клетки. Тут следует заметить, что фильм лучше не смотреть не только тем, кто собирается лечь под нож хирурга, но и вообще всем впечатлительным людям. В «Наркозе» явно не все в порядке не только с физиологической, но и с этической составляющей: примерно треть экранного времени камера смотрит либо на окровавленные медицинские инструменты, либо прямо в распахнутое нутро Хайдена Кристенсена. И делаются такие анатомические заходы вперемешку с крупными планами Лины Олин и Джессики Альбы. Только, значит, зритель хочет отдохнуть глазом на их красивых испуганных лицах, а тут бац! – и опять вскрытый Кристенсен.

Спасти Клейтона, как вы уже понимаете, может только чудо, оно же, в данном случае – великая сила материнской любви. Невероятное развитие этой истории - с примесью мистики и криминала – доверили прекрасной актрисе Лине Олин, женщине фантастического обаяния. Именно ее присутствие позволяет вытерпеть все это анатомическое представление до конца.