Елена Исинбаева

Вы здесь

Просмотров:
0

НИЧЕГО не скажешь — лихое начало, если учесть, что за каждый новый мировой рекорд Международная федерация легкой атлетики выплачивает его автору 50 тыс. долл.

— Легендарный Сергей Бубка установил в свое время 35 мировых рекордов. А у вас, Елена, какие планы?

— Мы с моим тренером Евгением Васильевичем Трофимовым задались целью сделать 36!

— Еще во время Олимпиады в Афинах на одной из пресс-конференций вы заявили с апломбом: мол, пока еще не до такой степени богата, чтобы упустить возможность прибавлять по сантиметру и получать отнюдь не копейки за каждый рекорд…

— Я тогда совершенно искренне об этом говорила, хотя, возможно, кого-то и шокировала. Позднее пришла к выводу, что, конечно, не только в деньгах дело. Мы об этом и с Сергеем Бубкой серьезно беседовали — он поддержал меня в моих рассуждениях. Если бы я сразу прыгнула на пять метров, то почти наверняка повторила бы судьбу великого американца Боба Бимона. Почему? Да потому, что его помнят лишь по одному рекорду — пусть фантастическому, но единственному! Я молода, мне доставляет наслаждение то, чем я занимаюсь, и то, чего в своем деле добиваюсь. И еще мне очень нравится постоянно о себе напоминать публике.

— А еще что вы обожаете? Помимо призов комплименты, надо полагать?..

— А кому бы это не понравилось?! На приеме у президента наших олимпийцев после Афин уже при неформальном общении Владимир Владимирович подошел ко мне и сказал: Вы так красиво прыгали! А я очень переживал, когда у вас оставалась последняя, третья попытка.

— Видимо, она-то, эта феноменальная попытка, в значительной степени повлияла на то, что Международная федерация легкой атлетики из многочисленной чемпионской когорты именно вас выбрала лучшей спортсменкой года. И в знак признания этого после финала Гран-при в Монте-Карло на банкете вас усадили за одним столом с принцем Монако Альбером…

— …Который по традиции был обязан развлекать лауреатку и пригласить меня на первый танец? На том балу я и впрямь ощущала себя настоящей королевой, а принц Альбер был очень галантным и наговорил мне кучу комплиментов.

Гремучая смесь

-БОЛЕЛЬЩИКИ привыкли к тому, как эмоционально вы ведете себя в прыжковом секторе. Мне рассказывали, что в крови у вас и впрямь гремучая смесь…

— Пожалуй, так и есть. Мой папа родом из Дагестана, родился в окрестностях Дербента. А мама в детстве жила в казачьей станице в Волгоградской области. Кстати, на родине отца я не бывала с семилетнего возраста. А тут после Олимпийских игр председатель правительства Дагестана и мэр Дербента на неделю пригласили нас с папой погостить. В Дагестане ведь никогда не было девушек — олимпийских чемпионок. Встретиться с нами съехались дети из разных поселков, концерт устроили в мою честь… В душе было такое ощущение, что это не папа, а я сама там родилась! Напоследок закупорили мою именную бочку коньяка. Лет через пять в Дагестане появится фирменный коньяк Елена Исинбаева!

— Лена, простите, а кто ваши родители по профессии?

— Переехав в город, мама четверть века проработала в котельной, а с прошлого года на пенсии. А отец до сих пор трудится слесарем-сантехником в РЭУ. Ему нравится эта работа, и бросить ее, несмотря на мои нынешние заработки, он не согласен ни в какую.

— Скажите, это правда, что у ребенка из малообеспеченной семьи больше стимулов добиться выдающихся результатов в спорте и зарабатывать большие деньги?

— Да. Родители всегда делали для нас с сестрой — Инесса младше меня на год — буквально все возможное. Они честно работали, и, конечно, не их вина, что в доме особого достатка прежде не было. Зато мы, девчонки, куда раньше ни в чем не отказывавших себе сверстниц поняли значение слова «надо». Что нужно, например, не просить у родителей, а зарабатывать самим. Еще совсем крохами мама отвела нас в секцию гимнастики. К 15 годам я стала мастером спорта, у сестры результаты были не хуже, но она предпочла пойти работать — инструктором в фитнес-клуб.

— Ваши сегодняшние результаты в комментариях не нуждаются. Уже пожинаете плоды своих спортивных достижений?

— На деньги, заработанные в прошлом сезоне, я купила в Волгограде квартиру. Хотя по-прежнему предпочитаю жить со своими и на всем готовеньком в отеческом доме: с мамой, папой, сестрой и нашей общей любимицей — кошкой Дашей. Сразу после Игр исполнила давнишнюю мечту — купила внедорожник БМВ, на котором можно делать все. А прошлой осенью, представляете, Олимпийский комитет России преподнес мне шикарный подарок: темно-зеленый седан Пежо-607 в исполнении люкс. Одних подушек безопасности в нем десять штук!

— Слышал, что с безопасностью при вождении у вас некогда были проблемы…

— Ну, был случай — задела на скорости борт чьей-то машины. Потом винилась перед тренером: вождение-то я на его автомобиле осваивала. А незадолго до Олимпиады он мне вообще за руль садиться запретил, до стадиона добиралась на дребезжащем городском трамвае.

Дорогой мой человек

-ОПЫТ по части мировых рекордов у вас, можно сказать, накоплен внушительный. Интересно, как после таких прыжков-полетов спится?

— Обычно сплю как убитая. Никаких кошмарных снов-триллеров не вижу. Мой тренер Евгений Васильевич — хороший психолог. Он всегда меня правильно настраивает — и на сон, и на соревнования.

— Во время состязаний он же далеко на трибуне находится. Как он вам помогает? Телепатирует?

— А мы действительно часто понимаем друг друга на уровне телепатии. С трибуны Евгений Васильевич не может, конечно, мне ничего сказать. Но мы с ним давно разработали понятную нам систему жестов, и, когда у меня что-то не получается, обязательно ищу глазами тренера.

— Его присутствие где-то рядом — непременное условие?

— Так случилось. На Олимпиаду в Сиднее я попала совсем зеленым новичком. Трофимова в состав делегации не включили, и он отправился в Австралию туристом, за свои кровные. Самолет задержался, Евгений Васильевич прилетел в день финала по прыжкам с шестом, но на стадион все равно опоздал. Вообразите забитые до отказа ревущие трибуны, у меня руки-ноги от мандража трясутся, ищу глазами своего Трофимова и не нахожу…

— В общем, как выражаются прыгуны с шестом, вы тогда в итоге забаранили, то есть ноль, баранку схлопотали за все свои попытки. Тренер, поди, задал жару?

— Нет, что вы! Сказал, что все нормально: на ошибках, если человек не дурак, все равно учатся. В том числе на собственных. Мы обнялись, поцеловались и пошли в зоопарк — кенгуру и крокодилов смотреть.

— Давайте уточним: тренер у вас все-таки строгий и требовательный?

— Не так уж чтобы очень. Вместе мы работаем семь лет. Евгений Васильевич всему учил меня с азов: как брать в руки шест, как правильно разбег делать. Я для него словно дочка. В наших частых поездках он заботится обо мне, бдительно следит, чтобы я вовремя покушала, нет ли сквозняка в гостиничном номере.

— Кстати, Лена, а какое у вас меню в день соревнований?

— Если я стартую вечером, то завтракаю и легко обедаю, чтобы не чувствовать голода. А если соревнования днем, то только завтракаю — обычно кофе с шоколадкой.

— Да-а, с такой кормежкой нелегко, должно быть, за собой шесты таскать? Интересно, к слову, сколько их у вас?

— Шесть. Все разные по жесткости и, соответственно, по функциям. Разминочные, подготовительный, пробный, соревновательный и рекордный. Вместе это примерно килограммов сорок. Но шесты носит Евгений Васильевич, повторяя, что готов делать это каждый день, если я буду высоко прыгать.

Пусть говорят!

— ВЫ УПОМИНАЛИ, что вам приходилось делиться впечатлениями с самим Сергеем Бубкой. Не знаю, рассказывал ли он вам об этом, но много лет проработавший с ним известный спортивный психолог Рудольф Загайнов вывел для суперрекордсмена оригинальную формулу патриотизма. Он, патриотизм то есть, проявляется в том, что тебе не должно быть стыдно возвращаться туда, где тебя любят и ждут…

— Надо же, будто про меня! Я обожаю Волгоград, где меня знают и ценят. Там я родилась и выросла, там учусь в академии спорта, все мои близкие друзья оттуда и…

— И любимый человек — тоже?

— Не хочу говорить об этом в прессе.

— Но говорят, что этот парень тоже прыгает с шестом…

— Ну и пусть говорят!

— Хорошо, тогда, может, поделитесь другой тайной. Говорят, что в прошлом году вы уже прыгнули на заветные 5 метров. Но только в очень узком кругу знают, как именно и где вы совершили этот прыжок.

— В Волгограде, спустя определенное время после успешного выступления на чемпионате мира в закрытых помещениях. Там, если помните, я тоже установила мировой рекорд. В общем, физическую форму набрала фантастическую, условия дома были просто идеальные, психоэнергетика так и рвалась наружу… Добавлю, что прыжок был сделан на деревянной дорожке, как некогда устанавливал свои рекорды Сергей Бубка.