Рецензия: «Королева»

Вы здесь

Девять дней одного года

 Может ли фильм, главными героями которого являются королева Великобритании Елизавета Вторая и ее десятый премьер-министр Тони Блэр, представлять интерес для широкой аудитории? Может, если речь в нем идет о событиях, происходивших сразу после трагической смерти принцессы Дианы. Реакция королевской семьи на ее гибель, повергшую в шок полмира, рано или поздно должна была стать темой кинематографического исследования. Правда, учитывая тот факт, что почти все персонажи фильма (за исключением скончавшейся в 2002 году королевы-матери) имеют возможность его посмотреть, исследование это не могло не получиться несколько обескураживающим.

 

В "Королеве" маститый британский режиссер Стивен Фрирз (известный, к слову, своими антимонархическими взглядами) задается целью подробно воссоздать девять дней 1997 года. Действие начинается майским утром, заканчивается - октябрьским, но в центре внимания здесь, конечно же, неделя, разделившая смерть Дианы в парижском госпитале и церемонию ее похорон в Вестминстерском аббатстве. Органично "вживлены" в повествование документальные кадры и выпуски ТВ-новостей того времени.

 

Да что там архивы пленок, одним из ключевых действующих лиц картины наряду с теми, кто царствует, но не правит, и теми, кто правит с оглядкой на тех, кто царствует, является британская пресса. Самих газетчиков в картине зритель не увидит, но громкие заголовки изданий - чуть ли не основная движущая сила сюжета. По сути именно они стали свидетельством возмущения (оправданного  ли?) значительной части нации поведением королевской семьи, которая поначалу предпочла никак не реагировать на смерть бывшей жены принца Чарльза и продолжила отпуск в фамильном замке Бэлморал в Шотландии.

 

Тони Блэр, в настоящий момент, похоже, переживающий закат политической карьеры, летом 1997 года только готовился вступить в должность премьер-министра после триумфальной победы лейбористов на парламентских выборах. Его отклик на смерть Дианы был с большим одобрением воспринят британцами. Но режиссера интересует не столько этот факт, сколько та настойчивость, с которой Блэр стремился убедить Елизавету пойти на поводу у взбудораженной общественности: приспустить флаг над Букингемским дворцом, обратиться к нации и устроить "государственные" похороны экс-невестки…

 

К достижениям создателей ленты можно отнести избранную ими интонацию изложения событий. "Королева" не превращается в "Большую стирку", деликатно обходя моменты, напрямую сюжета не касающиеся. Принцы Уильям и Гарри появляются в кадре на считанные секунды, Фрирз явно не стремится извлекать дивиденды из их личной трагедии. В то же время и особого пиитета к монаршим особам режиссер ожидаемо не испытывает. Так, наследник престола принц Чарльз больше других достоин звания отрицательного персонажа.

 

Удостоенная за роль Елизаветы Второй чуть ли не всех мыслимых наград Хелен Миррен создает сложный, глубоко проработанный образ главы британского престола. Актриса доносит до зрителя максимум информации о своей роли, удерживаясь от оценок. В роскошных ли апартаментах, в бабушкином ли платочке, с грелкой ли в руках – перед нами всегда Королева. Понятны ее убеждения и переживания. В открывающей "Королеву" сцене Елизавета Вторая позирует для парадного портрета. Фокус в том, что на протяжении всего фильма Хелен Миррен как бы дописывает этот портрет легкими прикосновениями кисточки.

 

Если получится оторваться от тематики фильма, можно искренне порадоваться тому факту, что до наших экранов вновь добралось кино британское до того самого мозга тех самых костей - с эпиграфом из Уильяма Шекспира, впечатляющими планами шотландских горных ландшафтов и своеобразным юмором. Все по-честному: Туманный Альбион любит создавать мифы о себе (а уж о своей монархии - в особенности), остальной же мир с готовностью их принимает.

 

Виктор Поздняков, telegraf

Рекомендуем