Смирнитские: Валя отучил меня опаздывать

Вы здесь

- До свадьбы вы давно были друг с другом знакомы?

 

Лида: Валентина Георгиевича я впервые увидела на репетиции. На сцене не хватало стульев, и он мне за это сделал выговор. Я тогда еще подумала: "Надо же, в кино все время играет добрых, а в жизни такой строгий".

Валентин: Это она сейчас так мягко выражается. А тогда, наверное, подумала: "С каким несносным характером артист!"

Лида: Ничего подобного! Ты мне сразу понравился. Галантно себя вел, целовал при встрече руку.

Валентин: По работе мы много времени проводили вместе, и я на подсознательном уровне почувствовал, что Лида для меня родной человек. Ее общество меня абсолютно не тяготило, наоборот, хотелось, чтобы она была рядом. Самое смешное, что в каждом театре есть люди, которые все про всех знают. Так вот одна из самых информированных дам нашего театра узнала о том, что я и Лида вместе, только через полгода после начала нашего романа. Она была жутко возмущена: "Как же так? Я, и не знала?!" Мы не то чтобы скрывали наш союз, просто не афишировали. Поэтому по поводу нас и сплетен особых не успели насочинять. Не подготовились. (Смеется.)

 

- Лида, а строгость, которую вы заметили в Валентине Георгиевиче при первом знакомстве, в дальнейшем как-то проявлялась?

 

Лида: Был один момент. Мы назначили свидание. У Валентина Георгиевича тогда не было машины, и мы решили встретиться у станции метро "Белорусская" (Москва). Представьте себе ситуацию: стоит в спортивном костюме легендарный Портос из "Трех мушкетеров" с букетиком ландышей и ждет меня ровно 50 минут, потому что я опоздала. Когда я, наконец, пришла, он сказал: "Лидия Николаевна, это первый и последний раз, когда я вас жду 50 минут". Так муж приучил меня к точности. Я теперь всегда прихожу даже раньше назначенного времени.

 

- На момент вашей встречи вы оба были свободны или…

 

Валентин: Я был свободным человеком, правда, без кола и двора. Перед этим развелся и оставил все жене. Лиде в этом смысле было тяжелее. У нее была семья.

Лида: Я решилась все бросить, потому что видела, как во мне нуждается Валя. Ему было тяжело и одиноко.

 

- Какие отношения сложились у Валентина Георгиевича с вашими детьми?

 

Лида: Сначала они его стеснялись. Валя был для них, прежде всего известным актером. Но потом подружились. Старшая дочь даже работает с Валей в одном театральном проекте. Она художник-гример. Младшая сначала хотела пойти в актрисы, но Валя ее отговорил. Теперь она мечтает стать театральным продюсером.

 

- Видимо, совместный быт вам пришлось начинать с нуля?

 

Валентин: Долгое время мы снимали квартиру. Потом в районе Братеева удалось купить по себестоимости маленькую однокомнатную квартиру, в которой мы сейчас и живем.

Лида: Все бытовые проблемы я воспринимала и воспринимаю философски. "С милым рай и в шалаше" - абсолютно про меня.

Валентин: Я тоже не испытываю по этому поводу комплексов. Скажу больше - даже не завидую людям, живущим в хоромах. Скорее, сочувствую им. Человек, который ворочает большими деньгами, в какой-то степени становится их рабом. Деньги не дают той свободы, которая существует у нас с Лидой. Ну, живем мы в Тмутаракани. Так есть же машина.

Лида: Хотя порой происходят смешные истории. Недавно мы отправились на небольшой рынок рядом с домом. Там стояла хлебная палаточка, где мы решили купить хлеба. Местные торговцы сразу узнали Валю и воскликнули: "Господи, это же Портос! Что он в нашем Братееве делает?!"

Валентин: Может, со временем и поменяем жилье. Мы с Лидой заразились идеей загородного коттеджа. Я бы там мог собаку держать, потому что обожаю животных. У меня в свое время и мастиф-неаполитано был, и бельгийская овчарка, и ирландский сеттер. Сейчас я предлагаю Лиде купить йоркширского терьера. Как раз для нашей маленькой квартирки.

 

- Вы часто куда-нибудь вместе ездите? Мы, кстати, не поговорили о вашем свадебном путешествии.

 

Валентин: К сожалению, как такового свадебного путешествия не получилось. У меня был очень напряженный рабочий график. Вместо свадебного путешествия Лида поехала со мной на съемки "Красной капеллы", которые проходили в Париже. Правда, это было всего неделю. И мы мало что успели посмотреть.

Лида: Зато смогли посетить Париж второй раз в декабре прошлого года. И я непременно решила побывать в Лувре. Мы отстояли колоссальную двухчасовую очередь, вошли в музей, схватили путеводитель на английском и попытались с его помощью пройти к картине "Мона Лиза". Но, увы, наши познания в английском оставляют желать лучшего. Мы пошли по каким-то стрелкам и через пять минут вышли на площадь Риволи. То есть оказались на улице. Захотели вернуться внутрь, а нам: "Пардон, становитесь вновь в очередь". Однако Валя категорически заявил: "Нет, еще час в очереди я стоять не буду. Но ты не расстраивайся, есть повод приехать в Париж еще раз".

 

- Какой самый запоминающийся подарок вам преподнес муж?

 

Лида: Я всю жизнь, как, наверное, многие женщины, мечтала о роскошной шубе. И представляете, Валя на день рождения преподнес мне грандиозный сюрприз. Я ни о чем не догадывалась, когда он попросил меня закрыть глаза, а потом накинул что-то на плечи. Это оказалась норковая шуба, но самое главное - белого цвета, то есть та самая, которую я всегда хотела.

 

- Вы можете сильно поругаться?

 

Валентин: Ругаемся мы до самоубийства! В нашем возрасте вроде так даже и неприлично ругаться. (Смеется) Причем начинается все с какой-нибудь мелочи. Интонация, например, не понравилась, не так истолковали ударение во фразе. Ей показалось, что я это сказал с каким-то намеком. Я отвечаю, что у меня этого даже в мыслях не было.

Лида: Но зато уже через секунду я кидаюсь к Вале, начинаю его обнимать и целовать. Кстати, психологи говорят, что это даже хорошо - время от времени поорать друг на друга. Нельзя в себе копить отрицательные эмоции, потому что, если их не выплескивать, они убивают человека изнутри.

 

Рекомендуем