Женская дружба. ч.3

Вы здесь
Просмотров:
4
Женская дружба. ч.3

После третьей рюмки в глазах  Серого загорелись искры. Движения стали плавными, голос - мягче. Он притянут к себе Таньку и ткнулся ей носом в волосы. Она мягко отстранилась и налила ему еще. Потом он разговорился. Про то, как вырос в детдоме. Про то, как служил на Дальнем Востоке. Как работал автомехаником и зимой чуть не замерз в поле, когда сломалась машина. Про то, что любит читать детективы и смотреть боевики.

 

Я не могла вставить ни одного слова. Танька со скукой на лице начала убирать посуду. Я, не зная, куда себя деть, подошла к пианино, подняла крышку и взяла несколько аккордов. Танька пулей выскочила из кухни. Ударила меня порукам и зашептала:

 

- Ты что, не понимаешь, что в такой компании музыка ни к месту? Зачем и кому нужен этот контраст?

 

- По-моему, в первую очередь, тебе, - обиженно протянула я и пошла спать.

Мне постелили в зале. Я уже проваливалась в сон, как почувствовала, как кто-то гладит меня по руке. Я плотнее закрыла глаза. Других вариантов не было - это Серый. Он обвел языком по пальцам моих ног. По телу легким ветерком прошла дрожь. Потом его губы коснулись груди. Я сделала вид, что только что проснулась - села, но спросить, что он тут делает, не успела. Он уткнулся головой в мои колени и застонал. Разум подавил желание.

 

- Иди отсюда, Танька услышит. Она моя подруга. Что ты делаешь?

- Не могу. Я хочу тебя весь вечер. Давай быстро. Она уже спит.

Он начал медленно  снимать с меня ночную рубашку. Сначала оголил ноги. Потом бедра. Высвободил одну грудь. Губами ущипнул сосок. Другую обхватил рукой. Я чувствовала, как затихает голос разума. Вытянула ноги. Уткнулась ему в плечи. Он поймал мои ступни и по очереди прикусил зубами. Я застонала. Он понял это по-своему. Грубо опрокинул меня на живот. Больно сжал ягодицы. Я вывернулась и у самого изголовья кровати  увидела огромные, расширенные от ужаса глаз Таньки. Они светились в темноте, как у кошки. Она рывком стянула одеяло, бросила его на пол. Я предстала перед подругой обнаженной. Думала, что она меня сейчас растерзает. Убьет. Порежет на ленточки. Всадит нож в спину. От меня не останется и мокрого места. Но она молча вышла из комнаты. Бросила на ходу: «Совет да любовь!» - и с силой хлопнула дверью.

 

В квартире повисла тишина. Серый лихорадочно тер лоб. Рожал неведомые мне мысли. Раскачивался из стороны в сторону. Я ждала, что первое слово произнесет он. Я онемела. Но он молчал. И меня прорвало.

 

- Иди за ней! – орала я на Серого. - Идиот! Из-за тебя я потеряла подругу. Скажи, что у нас ничего не было. Я и не собиралась с тобой спать! Ты мне вообще не нравишься! Ты – животное! Для тебя нет ничего святого! Иди прочь! Или я сама пойду. Попрошу у Таньки прощения.

- За что? – мягко спросил он. – За то, что я тебя погладил? Чтобы просить прощения, надо быть виноватой. Я могу тебе в этом помочь.

 

Я поперхнулась. Серый никак не вязался у меня с человеком, способным просто говорить сложные вещи. Я сдалась. В животе бился огонь желания.  Мое тело раскалялось частями. Распадалось на теплые, отдельные клеточки. Соединялось от длинного поцелуя. Скреплялось поглаживающими жестами. Потом опять распадалось. И так продолжалось долго. До тех пор, пока Серый не закричал раненным зверем. В нем смешались восторг и боль. Радость и раздражение. Будто кто-то нечаянно нажал на клавиши расстроенного пианино.

 

Теперь я знала, почему Танька вышла за Серого замуж. Только не поняла, почему она мне поверила, что с ее мужем у нас ничего не было. Может быть, хотела поверить. Но мы помирились. Теперь я знаю, что такое настоящая женская дружба. Это когда муж подруги – твой любовник. Но мне такая формула не подходит. Поэтому пусть лучше моим мужем будет не половой гигант-сантехник, а творческая натура с тонкой душевной организацией.

 

Рекомендуем