"Три апельсина" выкатили в зал

Вы здесь
Просмотров:
0

В третий раз после 1926 и 1991 годов Мариинский театр обратился к опере Сергея Прокофьева "Любовь к трем апельсинам". Французская команда постановщиков во главе с лауреатом прошлогодней "Золотой маски" Аленом Маратра развернула действия не только на сцене, но и по всему зрительному залу.

 

Начало спектакля оказалось, пожалуй, одним из самых эффектных, мною виденных, и, главное, удачно обыгрывало традиционное для Мариинки запаздывание Валерия Гергиева к пульту. Шум двадцатиминутного ожидания зала незаметно перетекал в перебранку в партере каких-то подозрительных субъектов, униформой напоминающих местных билетеров. Перебранка оказывалась спором Чудаков, которые открывают прокофьевскую оперу вместе другими забавными категориями граждан – Трагиками, Комиками, Лириками и Пустоголовыми (композитор сам написал для своей оперы блестящее либретто, руководствуясь сценарием Мейерхольда по сказке Карло Гоцци). И вот уже под нарастающий шумок в центральном проходе партера в лучах прожекторов возникала фигура долгожданного маэстро Гергиева, которого повеселевший зал приветствовал еще жарче обычного.

 

Дальнейшие события спектакля подтвердили, что маэстро, действительно, достоин аплодисментов более, чем кто-либо другой. Безусловно, постановщики, в команде которых имелась даже выписанная отдельной строкой художница по головным уборам, устроили отличный аттракцион, немного, правда, забуксовавший во второй половине спектакля. Его сильными сторонами были: дефиле со шляпами, раскованная игра молодого поколения (как и прошлый спектакль Маратра – россиниевское "Путешествие в Рейс", получившее год назад "Золотую маску", "Апельсины" были поставлены преимущественно для солистов мариинской Академии молодых певцов) и, конечно, очаровательный переполох, устроенный среди зрителей. Участники спектакля свешивались с балконов, огорошивали перепуганного слушателя в партере доверительным предложением спеть небольшую партию Панталона (на его счастье, в другом конце партера в это время оперативно обнаруживался певец Владислав Успенский) и даже толкались в царской ложе, тесня восседающую там губернаторшу Валентину Матвиенко. В общем, дивно безобразничали.

 

Но одного переполоха для спектакля – даже самого беззаботного – мало. И этот факт становился очевидным, когда действие перемещалось на сцену, то есть на законное свое место, и там периодически подвисало. Все элегантно и стильно, минималистично по части декораций и ярко по части костюмов. Но режиссерская идея про "инициацию Принца, сумевшего прикоснуться к другому миру, спасаясь от мира безверия" – это лишь красивые слова из буклета: никакого психологически сложного мира у героев не наблюдается, куклы из сказки так куклами и остаются. Заговорщики Клариче (Надежда Сердюк) и Леандр (Эдуард Цанга) не опасны. Попытки Труффальдино (голосистый, но не очень заводной Сергей Семишкур) рассмешить Принца-меланхолика (досадно тихий Андрей Илюшников) не очень-то и смешны. А страшное путешествие обоих на кухню Кухарки совсем не страшное. Сама сисястастая и кокетливая Кухарка имеет огромный успех у публики, но это все-таки заслуга Сергея Прокофьева, изначально поручившего эту партию басу (Юрий Воробьев)

 

Вообще, надо сказать, что либретто и музыка Прокофьева – это очень большое подспорье для постановки, которая, несмотря на все минусы, все-таки выглядит удачей. Ведь помимо остроумнейшего прокофьевского текста, произносимого солистами и хором с похвальной четкостью, есть еще музыка, а кроме сцены и зрительского зала – оркестровая яма. И если в сольных партиях откровений и открытий нет (хоть и стоит поздравить самых очевидных героев – народного артиста России Геннадия Беззубенкова в роли Короля и обаятельную восходящую звездочку Анастасию Калагину в роли принцессы Нинетты), то происходящее в оркестровой яме достойно самых больших восторгов.

 

Этим драгоценным оркестровым фундаментом "Апельсины" сильно отличаются от "Путешествия в Реймс" при всей своей внешней схожести: костюмы, непринужденность, беготня среди зрителей. Прокофьев, в отличие от Россини, один из "фирменных" композиторов Валерия Гергиева. Медь отменно ухает, от карточного поединка Мага Челия (Павел Шмулевич) с Фата-Морганой (Екатерина Шиманович) холодок бежит по коже, а знаменитый Марш удивительно повышает настроение – в общем, глава Мариинского театра в этой прокофьевской сказке выступает заправским чародеем.

Уже в мае, опережая придирчивый выбор "Золотой маски", маэстро обещает привезти "Апельсины" в Москву, на свой Пасхальный фестиваль. Спектакль пойдет на сцене театра Станиславского и Немировича-Данченко. Какая досада, что там нет царской ложи!

 

.

Рекомендуем