Алена Бабенко: «Я очень люблю паузы…»

Вы здесь

Просмотров:
1

На Алену Бабенко и критики, и зрители обратили внимание в фильме «Водитель для Веры». Своими последующими работами она доказала, что успех был не случайным и ей под силу создавать самые разные образы. На экраны выходит картина Эльдара Рязанова «Андерсен. Жизнь без любви», где Бабенко сыграла роль Генриетты, женщины, которая на протяжении долгих лет безответно любила писателя.

 

– Алена, что вас прежде всего подкупило: режиссер, роль, сценарий?

 

– Все! Одно знакомство с Эльдаром Рязановым – большая радость, а уж сниматься у такого великого мастера… Я прочитала чудесный сценарий. Как и многие, я выросла на сказках Андерсена, но и предположить не могла, что у писателя была такая странная судьба и что он настолько неоднозначный персонаж. Меня это так заинтересовало, что я прочитала сказку его жизни (автобиографию) и переписку. Кроме того, предположительно снимать должны были в Дании, на Родине Андерсена. Я посмотрела фотографии, которые сделали, выбирая натуру, и влюбилась в эти волшебные места. Оказывается, в Дании люди, хранящие историю городов, создают целые музеи. И по рассказам Эльдара Александровича это не мертвые музеи, а абсолютно живые, где весь быт сохранен до мельчайших подробностей и прежняя жизнь воспроизведена вплоть до кур, которые носятся по двору, старинных часов, которые идут, кузниц, где можно подковать лошадь... К сожалению, поездка в Данию не получилась, картину снимали в Москве и Петербурге.

 

– Сказки Андерсена не казались вам в детстве страшными?

 

– Нет, хотя они действительно немножко ужасные. Как я теперь понимаю, это связано со странной и экзальтированной личностью самого писателя и историей его жизни. Взять хотя бы «Снежную королеву». Моя героиня Генриетта, его подруга с самой юности и до конца дней, в моем представлении – это Герда. А вторая героиня фильма – Дженни Линд, в которую писатель был влюблен, – это Снежная королева. Недосягаемая, холодная, неприступная красота – видимо, это был его идеал. Хотя увлекался он не раз, это было первое и самое сильное чувство. А вообще все, что связано у него с любовью, как говорят биографы, было платоническим. Мы предположили (жанр картины – фантазия на тему), что Генриетта его любила и что счастье было так возможно, так близко, несмотря на ее физический недостаток (у нее был горб), ведь они две души, смотрящие в одну сторону. Когда-то в молодости это могло произойти, но в силу ее комплексов и неопытности не случилось. И потом, когда у писателя была история с Дженни Линд, она его ревновала, но не бросила. В письмах Андерсен называл Генриетту «мой лучезарный Эльф». Когда я читала их переписку, увидела все ее ажурное отношение к нему. Когда она хочет высказать какую-то мысль по поводу его произведений или поступка, она удивительно вкрадчиво, тонко, нежно и мудро подбирается, чтобы сказать это. Она очень хорошо знала его, знала, на какие педальки нужно нажать, чтобы повлиять на него.

 

– И получалось?

 

– Да. Хотя он был очень непростой человек: тщеславный, заносчивый, самовлюбленный, истеричный, резкий. Он мог запросто навредить себе, не думая о последствиях. И вот она была для него таким ангелом-хранителем. Она боялась его обидеть и всегда высказывалась очень аккуратно. А ведь его характер мало кто выдерживал.

 

– Эльдар Александрович славится своим непростым характером.

 

– Все знают, что, с одной стороны, он легкий, веселый, искрящийся человек, а с другой, что он может быть страшен в гневе…

 

– Вы попадали ему под «горячую руку»?

 

– Да, у него немножко андерсеновский характер. Он порывистый, страстный человек. Помню, как впервые, услышав, как он, мягко говоря, покрикивает на площадке, я слегка испугалась. Но я никогда в жизни не слышала от него матерного слова, а это большая редкость. Он мастерски употребляет такие слова и выражения, как «мерзавцы», «пошли вон». И это вроде бы обидно, но в третий раз уже привыкаешь, потому что его настроение меняется в секунду и он тут же вспоминает смешную историю из жизни или анекдот, и тут же хохот на площадке… Эльдар Александрович очень любит артистов. Мне кажется, что, когда он ругается, он делает это от обиды, требуя помощи, но не всякий человек знает, чем и как помочь в этот момент. А такое качество, как злость, у него отсутствует напрочь.

 

У него есть прекрасная черта – он никогда не опускает руки, никакие препятствия его не останавливают. Мы уже должны были ехать в Данию, оформили документы, упаковали костюмы, грим и вдруг… не едем. И у меня внутри все опустилось, я уже похоронила картину. А он не отчаялся и все равно начал снимать.

 

– Закончив сниматься у Рязанова в одной картине, вы плавно перешли в другую. «Карнавальная ночь-2» – это кино или новогодний «Огонек»?

 

– Снимаясь у Эльдара Александровича во второй раз, я вновь наблюдаю, как он все время раздвигает историю. Мы сняли чуть ли не восемь серий «Андерсена», а будет только полнометражный фильм и двухсерийная версия для телевидения. Так что предположить, во что вырастет «Карнавальная ночь», не берусь. Но эта история написана как киносценарий, в котором много концертных номеров.

 

– В картине вам досталась ответственная роль – вы играете героиню Людмилы Гурченко.

 

– Конечно, роль знаковая. Но если в той картине поражали смелость и активность героини, то сейчас такие качества никого не удивят. Мне как раз симпатичны в моей героине чистота, наивность, трогательность – черты, которые сегодня уходят из нашей жизни.

 

– У вас сейчас довольно жесткий съемочный график. Остается время на себя?

 

– Сейчас я себе сказала, что я спортсмен. Только я мыслю не километрами, а трудоднями. (Смеется.)

 

– Такой ритм жизни нравится? Или вам нужны паузы?

 

– Да, я очень люблю паузы. Я крайне ленива для длинного забега.

 

– А если много предложений поступает?

 

– Отказываюсь. Но хороших предложений никогда не бывает много. Я могу затихнуть надолго и спокойно ждать у моря погоды. И когда предложат что-то интересное, с удовольствием взяться за роль. Я люблю соскучиться по работе.