Новый "Вавилон": страшное неумение понять

Вы здесь

Просмотров:
0

Мексиканец Алехандро Гонсалес Иньяриту не из тех, кто проделывает долгий и мучительный путь к успеху. Успех к нему пришел сам, в 2000-м году, когда 37-летний режиссер снял свой фильм «Сука-любовь». Конец девяностых сам по себе был эпохой нервного и динамичного кино, но даже тогда «Сука-любовь» с ее накалом страстей, сложностью сюжетных перипетий и ни на минуту не останавливающимся действием стала откровением.  Потому что фильм, помимо всего прочего, был честным, жестким и жестоким.

 

Но Иньяриту не стал останавливаться на достигнутом и снял второй фильм своей, как мы понимаем теперь, трилогии - «21 грамм». Он снимался уже в Америке и с американскими актерами, причем, весьма именитыми (Шон Пенн, Бенисио дель Торо и Наоми Уоттс). Динамики в этой работе поубавилось, зато добавилось безысходности. И, наконец, в этом году Иньяриту снял заключительную картину трилогии - масштабный и невероятно сильный по эмоциональному воздействию «Вавилон». Он уже получил «Золотой Глобус», как лучшая картина года, и находится в числе основных претендентов на «Оскар».

 

Собственно, следуя не то велению собственного сердца, не то основным веяниям эпохи, Иньяриту опять снял кино очень характерное для текущего периода. Про глобализм, арабские страны и отношения между мексиканцами и американцами. Но это только на первый взгляд. Возможно, он намеренно использовал актуальные образы, чтобы доходчивее донести свои мысли, которые он начал выражать еще в «Суки-любви».  Но если «Сука-любовь» была фильмом о любви, судьбе и непонимании, а «21» грамм - о судьбе, любви и непонимании, то в «Вавилоне» на первый план выходит именно непонимание, как глобальное (в связке человек-государство), так и частное. И частное, то есть непонимание двумя людьми друг друга, как оказывается, гораздо страшнее.

 

Муж и жена, тетя и племянник, отец и дочь, казалось бы, близкие родственники, казалось бы, за долгие годы, проведенные вместе, они должны были научиться понимать. Но этого не происходит. И из-за этого страдают все. Есть, конечно, элемент фатализма, всякое событие связано с другим, и все герои фильма в конечном итоге будут так или иначе зависеть друг от друга, но в основе всех проблем лежит именно неумение понимать. Даже не нежелание, а именно неумение. Возможно, все эти люди с большим удовольствием поняли бы друг друга, но современный мир не оставляет им такой возможности. Современный мир предназначен совсем для другого - для ничего не значащих фраз, формальных отношений и одиночества. И только если пережить это одиночество вдвоем и в совершенно жутких условиях, как герои Брэда Питта и Кэйт Бланшетт, возможно, людям все-таки удастся понять друг друга.

 

Фильм снимался сразу в трех странах - в Мексике, Японии и Марокко. Мексиканская часть шумная и веселая (до поры до времени), марокканская - пустынная и безысходная, а японская лучше всего передает то одиночество, которым наполнена жизнь современного человека. Главная героиня японской части - глухонемая девочка, которая тем не менее пытается прожить обычный день обычной японской школьницы.  Однако, что бы она ни пыталась сделать, между ней и миром стоит непроницаемая стена. Эта же стена будет отделять Роджера и Сьюзан, как от марокканцев в маленькой деревушке, так и от других туристов, и она же заставит бродить по пустыне няню и двоих детей.

 

Но Иньяриту талантлив не только из-за того, о чем он снимает, но из-за того, как он это делает. И тот самый живой нерв, который пронизывал «Суку-любовь», никуда не делся и здесь. И получается, как ни странно, что визуальный ряд и обстоятельства не так уж важны. Будь то Мексика, Америка или Марокко, главное, чтобы получилось честно и, что называется, по живому. Ведь если сделать по-другому, мы, к сожалению,  уже не сможем понять, что нам хотят сказать.

 

Александр МИНИН