Ринг престарелых

Вы здесь

Просмотров:
1

В шестом фильме о великом боксере Рокки Бальбоа, который носит не порядковый номер, а полное имя героя, Сильвестр Сталлоне отправляет свое постаревшее "второе я" на кровавый бой с молодым и непобежденным действующим чемпионом мира.

 

Фигурирующий последние годы в основном в позорных номинациях на "Золотую малину" Сильвестр Сталлоне неожиданно доказал фильмом "Рокки Бальбоа" (Rocky Balboa), что даже из исчерпавшего себя мероприятия, которое давно следовало закончить, всегда остается шанс выйти с чувством собственного достоинства. В 1976-м, когда после первого "Рокки" тридцатилетний Сталлоне проснулся знаменитым и был выдвинут на "Оскар" как актер и сценарист, было ясно, что сочиненная им история – абсолютно типовая. Однако новое качество, цеплявшее зрителей и критиков, возникало из сочетания флегматичной психофизики исполнителя и образа непобедимого тяжеловеса, который дерется только потому, что не умеет петь и танцевать.

 

От семьи Рокки Бальбоа остались только две черепахи, высовывающие головы из аквариума в ожидании кормежки,– видимо, те же самые, что были у него тридцать лет назад. Жена Эдриан, с которой Рокки познакомился в зоомагазине, лежит на кладбище, где герой обменивается с шурином (Берт Янг) размышлениями о том, что время хоть и бежит, но недостаточно быстро. Сын, Рокки-младший, не оправдал ожиданий. Пятый фильм, где младшего Рокки Бальбоа играл настоящий сын Сталлоне Сейдж, заканчивался намеком, что сын пойдет в отца и продолжит его дело. Однако в шестой серии Сейдж сняться не смог, и вместо него Мило Вентимилья изображает неизвестно в кого пошедшего менеджера лузерской закваски. Он работает в офисе и не испытывает никаких чувств, кроме зависти, к папаше, который, давно прекратив выступать, все еще узнаваем в лицо.

 

Когда старший Рокки заходит навестить свое чадо на работе, начальник, распекающий сына за опоздания и общую никчемность, оборвав фразу на словах "Мне плевать, кто твой отец...", радостно бросается к пресловутому отцу, чтобы сфотографироваться с ним на мобильный телефон. Другое применение своей популярности Рокки находит в собственном ресторане, когда вечером травит перед посетителями боксерские байки: "И тут я услышал самый приятный в мире звук – звук гонга..."

 

Как-то раз на досуге, зайдя в любимый бар своей юности, герой знакомится с непривлекательной барменшей (Джеральдин Хьюз), которая помнит, как он ее в детстве провожал в школу. Ни в какую любовную линию это знакомство не развивается: наверное, режиссеру просто хотелось отработать еще один неизбежный аспект старения – по инерции с девушками знакомятся и приглашают их в ресторан, но кроме как предаваться воспоминаниям, делать с ними особенно нечего, так что Рокки сразу предупреждает новую подругу: "Не подумай ничего такого, но моя жена всегда со мной".

 

Вся эта старческая ностальгия и составляет содержание фильма, более важное, чем боксерские поединки, которых традиционно в каждой серии "Рокки" было по два – первый герой проигрывал для пущего драматизма, а во втором брал реванш. На этот раз он выигрывает оба – правда, один из них виртуальный, смоделированный на компьютере в телепередаче, где комментаторы под девизом "Богатыри не вы" наперебой хают нынешнего чемпиона, избаловавшегося на слабых противниках, и превозносят старика Рокки. После этого оскорбленный чемпион, на чьи матчи плохо расходятся билеты, решает поднять свои акции показательным матчем с Итальянским Жеребцом, который, уж будьте спокойны, борозды не испортит, а зато посеет в нее две ценные мысли: во-первых, наплевать, что о тебе думают другие, а во-вторых, победа определяется не силой твоего удара, а тем, какой силы удар ты можешь выдержать.

 

В "Рокки Бальбоа" присутствуют флэшбеки из всех предыдущих серий, кроме пятой (которую сам автор считает слабой), в том числе духоподъемная цитата из самого первого "Рокки", когда герой во время очередной утренней пробежки взбирается на крыльцо филадельфийского Музея изящных искусств и победно грозит городу кулаком – правда, на этот раз у него на руках усыновленный из питомника квелый песик, с которым бывший чемпион явно идентифицируется, когда уверяет: "И ничего он не мертвый, надо его только покормить". Точно так же механизм под названием "Сильвестр Сталлоне" исправно работает и до сих пор, надо только не забывать смазывать шестеренки мазью от артрита.