Интервью: КОГДА ЗВЕЗДАМ ПЛОХО

Вы здесь

ДЖЕК НИКОЛСОН: «Моя терапия всегда была по Рейху, то есть, замешана исключительно на сексе. Если ты не освобождаешься от сексуальной энергии, тогда твое дело плохо. Не то чтобы секс — главный элемент вселенной, но становится таковым и сказывается на тебе негативно, если ты сексуально не удовлетворен. Вильгельм Рейх объясняет, к чему может привести отказ от удовольствий или страх перед ними. Когда подавляешь свою энергию и чувства — поедаешь сам себя».

 

ДАСТИН ХОФФМАН: «Я начал посещать психоаналитика вскорости после того, как приехал в Нью-Йорк, чтобы стать актером. У меня были огромные проблемы, я повторял одни и те же разрушительные ошибки. Помогла психотерапия. Меня постоянно увольняли. Отовсюду. Я не мог контролировать себя, меня никто не хотел понимать. Через полгода сеансов психоанализа я получил роль на Бродвее. Потом я снялся в «Выпускнике». Для таких, как я, не сумасшедших, но очень нервных, — психоанализ просто необходим».

 

РОБИН УИЛЬЯМС: «После развода я был сам не свой: то сходил с ума, то впадал в депрессию. Наконец я сказал себе: «Сядь, успокойся, ты ведь не хочешь задохнуться в собственном дерьме? Хватит заниматься саморазрушением!» Я пошел к психоаналитику. Постепенно снова поверил в себя».

 

 

КЭТЛИН ТЕРНЕР: «Едва я стала знаменитой киноактрисой, как начала посещать психоаналитика. У меня было полное ощущение того, что существуют две Кэтлин Тернер: имя первой пишется заглавными буквами, и она гораздо важнее меня. Моей задачей было ей помогать! Я чувствовала, что схожу с ума: Я превратилась в служанку кинозвезды. Я отправилась к психоаналитику, и это самое умное решение, какое я приняла в своей жизни. Теперь я изображаю Кэтлин Тернер, когда необходимо — на съемках, на интервью и так далее, — а в остальное время не трачу энергию на эту особу и живу собственной жизнью. И счастлива».

  

БАРБРА СТРЕЙЗАНД: «Я так долго жила с ощущением вины. Но на сеансах психотерапии я встретила многих людей, испытывающих такие же чувства, как и я. Люди боятся своих чувств, своих желаний. Нас всех переполняет чувство вины. В моей группе психотерапии были люди самых различных профессий. Когда один из них сказал: «Я чувствую, что схожу с ума», я подумала: «Надо же, значит, не только в шоубизнесе такое случается!" Тогда врач сказал: «Вы все сходите с ума. Я тоже схожу с ума. Но между нами есть разница: я уважаю свое безумие». Лишь одна эта фраза сняла с меня половину беспокойства. Нет ничего плохого в том, что ты сумасшедшая, и нужно относиться к себе с уважением. Сейчас меня заинтересовали взгляды психолога Джона Брэдшоу, который говорит, что все мы остаемся детьми, сосланными во взрослую жизнь».

 

МИШЕЛЬ ПФАЙФФЕР: «Bо мне сидит ужасная садомазохистка. Я думаю, все актеры таковы, потому что актерская профессия-штука жестокая. Актер переживает странное раздвоение: нам всем необходимо внимание, которым мы были обделены в детствe. Поэтому мы решили стать актерами, чтобы добиться всеобщего внимания. Но, добившись его, добились всеобщего отчуждения. Худшие кошмары сбылись. Как и все актеры, я тоже обратилась за помощью к психиатру. Психоанализ не меняет человека: я такая же обязательная, и мое мнение о себе по-прежнему противоречиво. Работа вытесняет личную жизнь. Иногда я смотрю в свой шкаф и недоумеваю: «Кто здесь живет? Чья это одежда? Но я учусь разбираться в себе, чтобы когда-нибудь сказать: «Это я».

   

Рекомендуем