Игорь Крутой: «Поп-музыка переживает жесточайший кризис»

Вы здесь

Просмотров:
5
Игорь Крутой: «Поп-музыка переживает жесточайший кризис»

Финал «Песни года» состоится в декабре в «Олимпийском», телеверсию которого зрители увидят на канале «Россия» 1–2 января. Накануне этого события глава компании «АРС» (патронирующей «Песню года») композитор Игорь Крутой ответил на вопросы «АиФ».

— Алла Пугачева призналась в интервью, что в этом году хочет превратить «Песню года» в народную программу. Что это означает?— «Песня года» была народной программой в течение всех 35 лет существования. Уже стало доброй традицией, что 1–2 января после новогоднего застолья народ усаживается смотреть любимые песни года.

Народные программы на пальцах одной руки можно перечесть — «Голубой огонёк», «От всей души» и КВН. Думаю, что Алла Борисовна со своим видением, вкусом и подходом сделает из «Песни года» ещё более народный телепроект. Любая популярная сегодня группа, звучащая на радио, раскупаемая на дисках или кассетах, имеет право появиться в нашей программе. Рядом будут сосуществовать, как все годы, и суперсовременные исполнители, и певцы старшего поколения. И это не будет эклектикой.

— У Вас нет ощущения, что поп-музыка вместо развития, наоборот, становится всё более примитивной, а композиторская мысль оскудела?— Боюсь повториться, поскольку уже говорил о том, что поп-музыка переживает жесточайший кризис. Это не только у нас, но и во всём мире. Но в нашей стране этот кризис наиболее ощутим, потому что мировые законы шоу-бизнеса у нас не работают. Процветает пиратство. Во всём мире артисты зарабатывают с продажи носителей. А у нас они зависят от количества концертов и корпоративных вечеринок. Во всём мире гастрольные туры — это рекламная поддержка вышедшего альбома. У нас же это основной вид заработка.

— Корпоративные вечеринки — это благо для артиста или вред?— Сам факт, что люди могут заработать себе на жизнь, — это огромное благо. Другое дело, что корпоративные вечеринки развращают западных звёзд, потому что им платят столько, что потом сложно пригласить на тот же конкурс «Новая волна» в Юрмале или на церемонию вручения музыкальной премии какую-нибудь мировую звезду. Что далеко ходить, если реальная стоимость такой певицы, как Мэрайя Кэрри, — 300 тысяч долларов, а в Москве ей заплатили 1 млн. 200 тыс. долларов. Есть разница?

Западным артистам здесь платят такие деньги, что потом они всю Россию рассматривают как мешок с деньгами. Но это не означает, что это их реальная цена.

— Почему на «Новой волне», которую вы упомянули, не было Киркорова? Потому что сидел в жюри конкурса «Пять звёзд», то есть у ваших конкурентов?— Вовсе нет. У него не было песни, с которой он мог появиться бы в Юрмале. Не многие артисты повторились и там и там, как, например, Жасмин. Костя Меладзе сидел в жюри и у нас, и на «Пяти звёздах». Но Костя — один из самых исполняемых и талантливых авторов. Почему нет?

Для меня более принципиальными фигурами оказались Паулс, Пугачёва, Леонтьев, Меладзе, Орбакайте, Агутин, Варум, Ротару, «ВИА Гра», да та же Сердючка. Так сложилось, что наиболее креативные артисты всё равно собираются в Юрмале и стремятся показать на «Новой волне» нечто особенное, а не просто отбарабанить номер. Меня в этом году немного испугали цифры телевизионных рейтингов. Они не были сногсшибательными. Во время эфира «Новой волны» на «России» другие каналы транслировали юмор и тем самым оттягивали телеаудиторию.

— Пугачёва на сегодня — ваш основной козырь. Дорого ли вам обходится этот козырь? — При чём тут деньги? Алла просто встала рядом со мной. Это её позиция.

— Перед тем как мы с вами сели беседовать, вы кому-то по телефону представились: «Бывший композитор Игорь Крутой». Это ирония или вы действительно прекратили писать песни?— При всём цинизме нашего времени и самого жанра поп-музыки всё равно, когда ты садишься сочинять, надо иметь иное состояние, чем у меня сегодня. На мне не могла не отразиться та битва с конкурентами, которая приобрела крайне жёсткий характер в течение последних двух лет.

Если что-то меня и спасло в этой схватке, так это моя семья. Особенно маленькая дочь. За последние два года я написал всего две песни, одну из них для Пугачёвой — «Приглашение на закат» и «До свиданья, Юрмала», которую в финале исполнили все артисты. Но этим летом, слава богу, я начал задумываться о третьей части своего инструментального альбома. Стали рождаться какие-то музыкальные идеи.

Бэлла Акова

Рейтинг автора
10,465
Автор статьи

Журналист, обозреватель гламурной жизни Москвы. Сообщает оперативные новости столицы и регионов...

Написано статей
900