Газовая удавка

Вы здесь

Просмотров:
2
Газовая удавка

На неформальный саммит глав государств Евросоюза в финском городке Лахти особых надежд никто не возлагал. Его расценивали как возможность для России донести свою позицию, главным образом в сфере энергетики. …На протяжении длительного времени Москва всячески демонстрировала готовность сделать стратегический "европейский выбор". Наша страна шла на заключение заведомо неравноправных документов, наподобие Соглашения о партнерстве и сотрудничестве между Россией и Евросоюзом от 24 июня 1994 года, - видимо, исходя из того, что "хороший" Евросоюз является достойной альтернативой "плохому" НАТО.

Поэтому и делались заманчивые предложения. Последним из них стало намерение поставлять газ с крупнейшего в мире Штокмановского месторождения (запасы - 3,7 триллиона кубометров газа и более 31 миллиона тонн газового конденсата) именно в Европу, а не в США, как планировалось ранее. Это предложение пока осталось без ответа.Москва готова к полномасштабной интеграции с Евросоюзом в сфере энергетики на совершенно рыночных принципах.

Однако вместо конструктивного диалога нас пытаются втиснуть в так называемую Энергетическую хартию. Содержание этого документа можно охарактеризовать кратко: либерализация рынков и цен, равный доступ к энергетическим ресурсам и к транзиту. Вроде бы все справедливо, за исключением нюанса: у европейских стран нет стратегических запасов энергоресурсов (исключением является Норвегия, которая Энергетическую хартию как раз не ратифицировала). Что касается транзита, то Европа является конечным потребителем энергоресурсов и не имеет значимых маршрутов.

В этих условиях декларируемый "равный доступ" означает доступ именно к российским ресурсам. Работать по этим правилам можно, но только на взаимовыгодной основе. Именно это и предлагает Москва, в форме создания совместных структур в энергетической сфере. На это указал президент России, отвечая в Лахти на вопрос о дальнейшей судьбе Штокмановского месторождения.…

Если страны Евросоюза хотят беспрепятственного доступа к российским нефтяным и газовым месторождениям, то они должны предложить нам что-то взамен. Например, разрешить доступ "Газпрома" и других российских корпораций к единой сети европейских трубопроводов. А вот этого никто и не предлагает. Российский газовый концерн, например, уже пытался получить право на транспортировку своего газа по системе "Рургаз", но ему было отказано. О ненормальности такой ситуации наш президент говорил еще в ходе майской встречи с лидерами Евросоюза в Сочи. Однако воз и ныне там: "либерализация" по-европейски разом улетучивается, когда речь идет об интересах России.Москва предлагает менять формулировки не устраивающих ее положений Энергетической хартии.

Подписывать же ее в нынешнем виде ни в коем случае нельзя – в этом случае Россия собственными руками вешает себе на шею удавку, давая Евросоюзу столь желанную возможность говорить с нами с единых позиций. Сейчас наши партнеры выработать такую позицию не в состоянии: вспомним, например, как Германия согласилась на Северо-Европейский газопровод, несмотря на вопли своих прибалтийских союзников и Польши. Если европейцы хотят получать российское топливо на своих условиях, а взамен поставлять пропагандистское и финансовое "топливо" для "оранжевых" переворотов по периметру наших границ, то это вряд ли будет для нас интересно.

Похоже, наши западные партнеры сейчас не пойдут на подписание новых долгосрочных соглашений, в том числе и по причинам сугубо политическим. Но есть экономические факторы, в частности, долгосрочная тенденция перехода от долгосрочных контрактов к так называемой спотовой торговле (то есть торговле небольшими объемами нефти и газа). А коли так, то и в этом случае нефть и газ в Европу Россия поставлять не перестанет. Просто чем меньше будет длительных контрактов, тем больше такие поставки будут зависеть от привходящих обстоятельств.

И нам, возможно, придется задуматься о стратегической целесообразности "европейского выбора", начать более интенсивную переориентацию маршрутов топливного экспорта в сторону рынков Южной Азии и Азиатско-Тихоокеанского региона.Переговоры Россия – Евросоюз все больше напоминают диалог слепого с глухим. Следовательно, необходимо, как минимум, отдавать приоритет двусторонним консультациям. Либо подключать переговорам других энергоэкспортеров (например, членов ЕврАзЭС). Но если сохранять нынешнюю ситуацию, то интересы России в сфере энергетики следует отстаивать максимально жестко. Ведь до сих пор западные партнеры воспринимали наши уступки и компромиссы исключительно как нашу слабость. Однако эти времена уже прошли.