Ураганный Gallardo Spyder

Вы здесь
Ураганный Gallardo Spyder

Впервые на Gallardo Spyder мы прокатились по исковерканному ураганом Майами. Досталось городу изрядно, зато его жители приняли открытый Lamborghini с восторгом.

Недавно здесь прокатилась огромная, злобная волна. Повсюду, словно свежий силос, гниют останки пальм. Окна в штаб-квартирах богатейших финансовых корпораций грубо заколочены фанерой, по обочинам дорог валяются изуродованные яхты...

Но параллельно с уборкой после бурного визита Катрины тут ожидается катаклизм совсем иной природы. Его магнитуда будет определяться по альтернативной шкале - мерилом силы станут субъективные человеческие впечатления. Надвигается атака на органы чувств, натиск цвета, звука и скорости. Агрессивное вторжение голубого оттенка, который, видимо, полностью сольется с фасадами в стиле ар-деко на Оушен-драйв. Атака грохочущего пятилитрового V10, раскрученного выше 8000 оборотов. И убийственный, молниеносный (не успеете сосчитать до четырех!) прорыв разгона до сотни, а потом и до 305 км/ч. Его не остановит никакое лобовое сопротивление – конечно, если вы рискнете не поднимать крышу.

Это один из двух прибывших в Штаты Lamborghini Gallardo Spyder. Он прилетел на грузовом самолете из Болоньи и был сброшен прямо под зимнее солнце Флориды. Когда Spyder крадется по автострадам и крутым развязкам Майами, все взгляды устремлены на него.

От них уже не спрячешься. Так что опустите крышу, настройте кондиционер и приготовьтесь окунуться в интригу. Нет ничего проще, чем опустить матерчатый верх. Просто нажмите кнопку, и за 20 секунд он сложится под длинную углепластиковую крышку моторного отсека. Это сделают шесть гидроцилиндров и два электрических привода. Можно оставить маленькое заднее стекло, а можно убрать и его. Оно уедет вниз, устранив все препятствия к визуальному контакту с экстравертом за рулем Gallardo. Даже без крыши автомобиль не теряет уникальной клиновидной осанки, его острые формы плавно перетекают спереди назад. По сравнению с Lambo более детализированный Ferrari F430 Spider кажется стилистически усложненным.

С открытым верхом я полностью погружаюсь в здешние стихии. Теплый, влажный тропический воздух втекает в

меня, массируя легкие и изгоняя воспоминания о коротких, морозных днях. Супермодный салон Gallardo предстает во всей красе: мягкая кожа прошита контрастными нитками темно-синего цвета и по краям отделана белыми кантами. В кожу затянуты не только передняя панель и глубокие сиденья, но и двери, трансмиссионный туннель и стойки ветрового стекла. Остальные, незнакомые с коровьей шкурой детали салона сделаны из ослепительного, обильно покрытого лаком углепластика.

Ряд обрамленных алюминием выключателей освещения и контроля динамической стабилизации вытянулся поперек центральной консоли. Каждый из этих рычажков сделан специально для Lamborghini. Только спутниковая навигация и цифровые табло на панели приборов напоминают о материнской компании Audi, которая владеет итальянским производителем суперкаров. А еще родство выдают общее качество Gallardo Spyder и внимание к мелочам – прежние Lamborghini нечасто могли похвастать этим.

Очень отвлекает ощущение того, что на тебя смотрят все. Сигналят клаксоны, из окон высовываются кулаки с поднятыми большими пальцами, и я чуть не въезжаю в отбойник, когда Lambo притирает горячо приветствующий меня мотоциклист.

Судя по разнообразным пикапам-V8, “мускул-карам” и даже развозным фургонам, постоянно пристраивающимся рядом, дорожные гонки – еще одна местная достопримечательность. В обновленной трансмиссии Gallardo передаточные числа всех ступеней коробки уменьшены, чтобы увеличить тягу на низах. Но лучше всего V10 принимает, когда на тахометре уже есть 2500 оборотов. Тогда разгон так яростен, что похож на выстрел в затылок (как мне стало известно из надежных источников, после усиления в Майами контроля над криминалом стреляют тут редко).

Теперь работают все 520 сил и все 510 Нм, которые с помощью роботизированного сцепления передаются на все четыре колеса. Привод – постоянный полный. Это значит, что надо просто взяться за “срезанный” снизу руль (частью углепластиковый, частью замшевый) и дергать пальцами подрулевые “уши”, переключаясь вверх по всем шести передачам.

Что в обычном, что в спортивном режиме - коробка E-Gear (как назвал ее Lamborghini) ломится сквозь передачи, не деликатничая. Рванув с места, я всего через 4,3 секунды на 5 км/ч превысил самый щедрый скоростной лимит во Флориде! Переизбытку мощности аккомпанирует раздающийся сзади невероятный грохот. В последний раз похожие звуки я слышал на старте Гран-при “Формулы-1”, когда загорелся зеленый. В ответ на нажатие педали газа клапаны шире открывают выпускную систему, и громкость рыка увеличивается многократно.

Сматываясь от хаоса восьмиполосного шоссе Саут Дикси, делаю несколько кругов через туннель, чтобы вновь и вновь насладиться воплем V10, отскакивающим от бетонных стен. Из близлежащего дома, крича и размахивая руками, немедленно выбегает человек. Ну, я попал: он или вызывает полицию, или собирается обрушить на меня праведный гнев. “Пожалуйста, подождите здесь минуточку, – умоляет он. – Моя жена вставляет пленку в фотоаппарат!”

Вскоре я очутился на потрепанной окраине Маленькой Гаваны, в центре общины из 300 000 кубинских эмигрантов, которые все едут сюда с шестидесятых годов. Нет, это не Майами Крокета и Табза - шикующих наркодилеров, пиджаков с закатанными рукавами, бирюзовых босоножек и глянцево-стальных "беретт". Здешние совсем не гламурные декорации дополняет тяжелый дух жареных креветок с перцем. Порой трудно понять, развалилось тут все до или после урагана.

Теперь реакции участников движения еще более бурные, чем раньше. Только вопросы сыплются на испанском: “¿Cuanto cuesta?”; “¿Es rapido?” и даже “¿Se compra con el dinero de las drogas?” Ничего не остается, как только пожать плечами, подстегнуть двигатель переключением вниз и дать им послушать все об этой машине.

Сидя в низком, широком Gallardo абсолютно на виду у всех, ты волей-неволей замечаешь, что дороги в этом районе ужасные. Нет, не из-за страха, что выкинут из машины, а просто потому, что покрытие безобразное. Однако броские алюминиево-углепластиковые пороги и передние стойки серьезно усилены, в спинке каждого сиденья дремлют выскакивающие при аварии дуги безопасности. Рытвины Маленькой Гаваны очень быстро показали бы слабые стороны плохо сконструированного кабриолета. Но Spyder не трясется и не вибрирует, он демонстрирует отменную жесткость.

Фактически это просто удивительная машина – по динамике и многим другим аспектам не хуже Ferrari. Когда из центра города по кривой дамбе я направляюсь к Key Biscayne, движение становится редким, а дорога начинает петлять по мангровому лесу с причудливо изогнутыми корнями. Огромная стая ястребов собирается над головой, рассматривая незнакомый ярко-голубой предмет, рассекающий болото под ними.

Хотя на этих быстрых, открытых поворотах нет и намеков на крен кузова, подвеска все же плавно несет машину по дороге с постоянно меняющимся профилем. Реакции и без того быстрого руля становятся еще живее, когда на шины, одетые на блестящие 19-дюймовые легкосплавные диски, действует все больше разнонаправленных сил. А огромные, перфорированные вентилируемые тормоза только укрепляют уверенность в надежности и силе этого автомобиля.

И я прекрасно понимаю, что на предельной скорости под аккомпанемент долбящего по перепонкам, рвущего

нервы звука всего одним движением можно препрыгнуть порог разумного риска. Но нога сильнее жмет на акселератор в тесном и глубоком педальном отсеке, и правая рука отщелкивает вторую, третью, четвертую... Двигатель вопит, перегрузки угрожают перенести мозг в другое временное измерение... Желание придавить газ еще и включить пятую вызывает мысль, что следующий поворот на такой скорости приведет прямо в тюрьму штата. А помимо отсидки меня ждет еще и конфискация суперкара за $195 000.

Но на дороге появляется знак, указывающий на место с подходящим названием Star Island. Здесь находятся поместья легенды баскетбола Шакила О’Нила и кубинско-американской поющей актрисы Глории Эстефан. И еще председателя какого-то международного фармацевтического концерна, потратившего, по слухам, нажитые на продаже пилюль от импотенции $54 млн на огромный псевдоитальянский дворец. На въезде в этот закрытый анклав охранник бросает взгляд на кабриолет Lamborghini очень майамского голубого цвета, понимающе ухмыляется и машет мне, не задавая никаких вопросов.

При переходе на спокойную езду V10 колдует, перенастраивая внутри себя подачу топлива: обороты поднимаются и падают, а глушитель сухо потрескивает, остывая. Демонстрируя перед камерами слежения безупречность манер, я останавливаюсь, выключаю двигатель и жду, пока не спадет волна адреналина, все еще бьющая мне в висок. Это затишье после бури.

TopGear

Рекомендуем