Интервью с Дмитрием Ревякиным, лидером Калинового моста

Вы здесь

Просмотров:
5
Интервью с Дмитрием Ревякиным, лидером Калинового моста

"Славянский Рок", "Неофолк", "Рок-Шаманство" - каких только определений творчеству "Калинова моста" и Дмитрия Ревякина нe давали критики, но оно, это творчество, от всевозможных четких определений ускользало, словно боясь в них закоснеть. Да и вряд ли "Калинов мост" можно упрекнуть в том, что группа, единожды найдя себя, стоит на месте: после опытов интерпретации народно-мифологических сюжетов и образов, словотворчества и "Зауми" 90-х (стиль стихосложения, сформировавшийся под влиянием Велимира Хлебникова) Ревякин возвращается к собственным сочинениям более раннего, "романтического" периода (альбом "Руда" 2001 года с не записывавшимися дотоле песнями 80-х), а потом и новые песни пишет в более простом, "проясненном" ключе.

Новых песен, и правда, заждались, но они наконец зазвучали, вопреки все тем же скептикам-критикам (альбом "Сва" выйдет в 2004 году). Сам же "норовистый сибиряк" (ныне живущий в Москве) Дмитрий Ревякин от всевозможных ярлыков и определений своего творчества всячески открещивается. Лидер "Моста" вообще оказался "вещью в себе" - полностью сконцентрированным на своем внутреннем мире, малоразговорчивым, даже суровым. На некоторые (вполне невинные) вопросы Дима просто отказывался отвечать, некоторые переадресовывал обратно. Тем не менее, кое-что у лидера "Калинова моста" нам удалось разузнать.

— Каков сегодняшний состав "Калинова моста"?

С нами сейчас работает гитарист Евгений "Коллини" Колмаков из Новосибирска (он пришел на место Евгения Барышева), остальные - все люди известные, отличились на тех или иных пластинках: барабанщик Виктор Чаплыгин, басист Олег Татаренко (в группе с 1992 года), клавишник Анаксагор Владыкин (тоже с 92 года). Да и с Евгением мы уже работали, он приходил и уходил, сейчас решил задержаться, записать пластинку. У нас вообще это регулярно случается: музыканты уходят, потом возвращаются.

— Каким будет новый альбом, какие вещи в него войдут?

Пока скажу общую фразу: идет работа. Чем он будет отличаться от предыдущих альбомов, не знаю. Хотелось бы, чтобы он был похож на "Калинов мост" - это основная задача. Когда он точно выйдет, тоже сказать не могу - мы работаем спокойно, никуда не торопимся. Это в шоу-бизнесе все расписано по минутам, а у нас нет. Пока что могу назвать несколько песен, которые войдут в альбом: "Все путем", "Через край", "Конь-огонь", "Селена", "Как тебе я благодарен".

— И все-таки, каким будет альбом по настроению и содержанию?

Это будет лирика, лирика страстей. Имеются в виду страсти человеческие - отношения полов в последние времена. То есть времена не сегодняшние, а именно последние - в эсхатологическом смысле.

— Насколько "Калинов Мост" склонен к студийным экспериментам?

Первые альбомы записывались быстро, теперь работаем дольше. Опыт появляется, требования предъявляются к себе уже другие, поэтому процесс растягивается во времени.

— А к концертным?

Это присутствует постоянно. Мы все время импровизируем - не только соло, но и аккомпанемент. Все зависит от физического и психологического состояния музыкантов.

— А как вы оцениваете свой концертный альбом "Катунь"?

Просто как след в истории. Записали, выпустили. Вот у западных музыкантов меня поражает умение концертный драйв перенести на пленку, работа со звуком. А еще момент дисциплины. К сожалению, концерты зарубежных (да и отечественных) исполнителей посещать не удается - только свои.

— Почему такой долгий перерыв между "Оружием" (1998) и новым студийным альбомом?

Нет, у нас в 2001 году еще выходил альбом "Руда".

— Но там ведь старые вещи, 80-х годов.

Но эти вещи были записаны впервые.

— Значит, полностью новый материал записывается только сейчас.

А что вы подразумеваете под новым материалом?

— Новые песни.

Какие новые песни? Которые только вчера написаны? Песня может быть написана в 80-м году, а записываться только сейчас.

— То есть для вас срок давности значения не имеет.

Особого - нет.

— А почему некоторые песни сразу записываются, а некоторые ждут своего часа?

Ну так складывается. Некоторые песни удается сразу записать, а некоторые приходится еще дорабатывать. Или просто нет возможности записать их в студии.

— Мне показалось, что по сравнению с творчеством 90-х новые вещи звучат куда более просто и ясно.

(Пауза). Если говорить изнутри, то для меня всегда все было просто и ясно.

— Но для слушательского восприятия это не так.

Для слушателя - да. Но мне сложно быть слушателем.

— Даже когда вы слушаете ваши песни в записи?

Я все равно внутри, даже по прошествии лет. Ничего с этим не сделаешь. Я могу только делать для себя замечания по тому, как спето, как сыграно, как сделаны аранжировки.

— То есть не было желания как-то упростить композиции, сделать их более понятными широкой аудитории?

(Очень длинная пауза). Для меня это непрерывный процесс. Я как начал писать, если говорить о лирике, в 80-е годы, так и продолжаю. Разные периоды были в творчестве, но это все непрерывно. У "Калинова моста" то же самое - был один период, был другой, группа сходилась и расходилась, но все равно это непрерывный процесс, как мне кажется. А подача, естественно, меняется.

— Мне кажется, что, по крайней мере, в общем звучании, слушателю довольно трудно бывает разобраться в ваших текстах. Может, их стоит воспринимать просто как музыку?

Ну конечно, стоит воспринимать все вкупе. Я согласен с тем, что мои стихи в чем-то сродни мелодии, в общем-то, я специально над этим работаю. Ну а уж как расшифровывать мои тексты - дело каждого. Помочь в этом, кстати, может, словарь диалектов и неологизмов, который есть в вышедшей года полтора назад книге "Калинов мост".

— Больше книг со стихами выпускать пока не собираетесь?

Есть уже и вторая, но когда она выйдет, не знаю.

— Хотелось бы вернуться немного назад. Ранние опыты "Калинова моста" складывались под воздействием мировоззрения хиппи?

Я бы, скорее, говорил о романтизме. Если брать самые первые вещи, то они записывались под гитару и никогда "Калиновым мостом" не исполнялись, может быть, только некоторые из них. А такие произведения, как "Пойдем со мной", "Вольница", "Честное слово" к хиппизму вообще трудно отнести.

— С другой стороны, Новосибирск - столица панк-рока. Это на вас как-то повлияло?

Только в том смысле (я про себя говорю), что панком можно называть неумение играть. У нас на ранних концертных записях это, безусловно, присутствует. Но это если говорить о саунде, а не о внутреннем содержании, о поэтике.

— Кто на вас повлиял как на вокалиста?Тут спектр достаточно широк - от застольных песнопений до акустического арт-рока. Конечно, я много работал над вокалом, хотя специально чью-то манеру перенять не пытался. Да, на ранних записях я скорее кричал, чем пел, форсировал голос. Я тогда только начинал, все внутри кипело и бурлило, эмоции часто захлестывали. Потом стал гораздо больше следить именно за песенной интонацией, дикцией, произношением. Для меня самое важное - замечания со стороны коллег, музыкантов. На это я всегда обращаю внимание.

— На заре перестройки была сильна волна социального рока. У вас тоже была песни-призывы...

Несомненно, мы с этого начинали. Первая программа "Калинова моста", которая нам и принесла славу, была на этом построена - песни "Ветер перемен" и другие, по которым слушатель составлял мнение о нас.

— А когда вы поняли, что от этого надо отходить?

Мы никуда от этого и не отходили, просто пытались взглянуть с другой стороны. Была у нас, например, песня "Девка красная" - символ тех лет, она так и кочует из программы в программу. Или песня "Вольница" - тема казачества и, шире, свободы тоже никуда не исчезла.

— Еще у вас в конце 80-х появилась песня "Назад в подвалы" - чуть позже, когда выпущенный на свободу рок не знал, что ему делать, этот лозунг стал очень актуален...

У меня это не лозунг, а образ. Конечно, все это воспринимали по-разному - как призыв, как руководство к действию... Честно говоря, я никогда не думал, как это уложится в массовом сознании. Мне до этого дела-то и нет. Я очень сконцентрирован над тем, чем занимается "Калинов мост", а до остальной рок-музыки мне как-то... Надеюсь, вы меня понимаете. Это вам надо все как-то осмысливать, анализировать, а мне это вообще неинтересно.

— А вы следите за творчеством других рок-музыкантов?

Слежу, но только за теми, с кем меня свела судьба на протяжении, так сказать, творческой карьеры: Костя Кинчев, Юра Шевчук, ныне покойные Александр Башлачев и Виктор Цой... С кем-то просто был знаком, с кем-то дружил и продолжаю дружить. Это как после выпускного класса: интересно, у кого как сложилась судьба.

— А то, что делают молодые, вам интересно?

Молодежь - она тоже разная. Есть молодежь, которая звучит в эфире - эта меня мало интересует, а есть другая, делающая самопальные записи, которые в эфире никогда не прозвучат. Мне приносят много таких записей. Кое-что меня очень трогает - в выражении мыслей, чувств... В их творчестве я больше всего ценю непримиримость к существующему положению вещей.

— То есть все-таки протест?

Назовите это таким штампованным словом, если хотите.

— А что лично вам в существующем положении вещей хотелось бы изменить?

На этот вопрос я отвечать не хочу.

— Хорошо. Тогда о фильме - как продвигается работа?

Да, сейчас мы готовим фильм о "Калиновом мосте", идет работа с архивами (в том числе многое берем у поклонников), делаются интервью с музыкантами. Но когда выйдет фильм, точно сказать не могу.

— А когда выйдет ваш новый сольный альбом? Он ведь, кажется, давно записан?

Он записан, но не сведен, и по не зависящим от меня причинам я пока не могу его выпустить. Когда он должен был выйти, этого не произошло, а сейчас эта работа уже перестала быть мне интересной. Как говорится, дорого яичко к Христову дню.

— "Калинов Мост" был и остается новосибирской группой, несмотря на то, что музыканты живут в разных городах. Раньше, насколько я знаю, вы относились к Москве негативно, а сейчас?

Да, я воспринимаю столицу как некую воронку, куда все стягивается - и плохое, и хорошее. Раньше это было юношеское отношение провинциала, сейчас я смотрю изнутри и могу констатировать, что так и есть. Когда трудимся - концерты играем, записываемся - вся группа живет здесь, а подготовительный период проходит в Новосибирске. Привыкли уже к такому режиму.

— Вы говорили, что очень любите природу, черпаете у нее силы, а как вам удается восстанавливаться здесь?

Преимущественно молитвой.

— Можете в трех словах описать свой характер?

Характер тоже меняется с годами. И вообще, что такое характер?

— Отличительные черты вашей личности.

Тогда опишу себя так: религиозный, взрывоопасный, отходчивый.