Клуб непринятых

Вы здесь

Просмотров:
0

Своей неспособностью по справедливости решить вопрос Кипра Европейский Союз рискует отправить Турцию прямиком в объятия рассерженной России

Недавно в Стамбуле прошла конференция, на которой бывший министр иностранных дел Германии Йошка Фишер (Joschka Fischer) заявил: если ЕС оттолкнет Турцию и не разберется в своих и без того непростых отношениях с Россией и Ираном, он рискует оказаться лицом к лицу с новым тройственным союзом.

Кому-то мысль об этом может показаться притянутой за уши. Однако если взглянуть на направление, в котором идет развитие связей Европейского Союза с Россией и Турцией, то слова Фишера не покажутся такими уж надуманными. За последние годы у России и Турции с ЕС сложились совершенно разные отношения. Россия, поскольку ее раздражают постоянные нравоучения по правам человека и требования со стороны ЕС, чтобы она предоставила чужакам доступ к своим газопроводам, занимает все более антиевропейскую позицию. В этом году российское руководство уже предупредило европейцев, что, если те не будут активнее идти на сотрудничество, то они будут продавать газ не в Европу, а в Азию.

Турция в последнее время шла совершенно другим путем: она сближалась с ЕС, в декабре прошлого года начались даже переговоры о ее вступлении в Союз. Однако вскоре от нынешней близости может не остаться и следа. Поскольку турки начинают осознавать, что многие страны-члены ЕС, в том числе Франция и Германия, совершенно не настроены видеть их в рядах Союза, они также становятся все менее настроены с этим Союзом взаимодействовать. А если переговоры Турции с ЕС, намеченные на осень, закончатся ничем - что весьма вероятно, - то их результатом станет взрыв турецкого национализма.

А провалятся переговоры из-за Кипра. Турция не ратифицирует документ о расширении таможенного союза с ЕС, предусматривающему открытие портов, на десять новых его членов, в число которых входит и Кипр, если Союз не выполнит свое обещание восстановить торговые связи с оккупированным Турцией Северным Кипром. Однако ЕС сделать этого не сможет, так как Кипр наложил вето на это решение.

Как Россия, так и Турция не вполне определились, быть ли им частью Европы. Проевропейские фракции в этих странах борются с традиционалистами, предлагающими смотреть не на Запад, а на Восток - для России это Китай, для Турции - Ближний Восток, для обеих к тому же - Центральная Азия. И в обеих странах постоянно грозит вырваться на поверхность жесткий, всегда готовый к отпору и иногда параноидальный национализм.

Большинство россиян считают, что период власти Горбачева, когда они потеряли свою империю, был временем национального унижения, и горько жалеют о том, что в 90-е годы Борис Ельцин во внешней политике низкопоклонствовал перед снисходительным Западом. Большинство из них рады, что высокие цены на нефть и более жесткая дисциплина при Владимире Путине восстановили силу и позиции России на международной арене. Многие высокопоставленные фигуры в российской системе безопасности считают НАТО враждебной организацией, смысл существования которой - противостояние России. Они думают, что цель НАТО - окружить страну, тем временем подстрекая различные ее части к отделению.

Турция перестала быть империей гораздо раньше, но боль 20-х годов прошлого века, когда на ее территорию вторглись войска сразу нескольких западных держав, она не забыла и не простила. Когда в Западной Европе туркам напоминают о том, что их страна не приносит извинений за резню армян в 1915 году или заговаривают об автономии турецких курдов, то западноевропейцам, скорее всего, ответят, что они снова занимаются возрождением старых схем, направленных на раскол Турции. Кроме того, многие в Турции обижены на то, что некоторые страны ЕС настроены отрицательно к заявке Турции на вступление в ЕС, и обвиняют европейцев в расовой и религиозной предвзятости.

Конечно, в какой-то мере и то, что думают русские, и то, что думают турки, имеет под собой основания: что касается России, то на Западе (хотя скорее в Вашингтоне, чем в Европе) действительно есть люди, которые уже много лет пытаются ее ослабить; что до Турции, то в Европе действительно присутствует некое меньшинство (в которое входит и римский Папа), считающее, что ЕС должен быть своеобразным 'клубом для христиан'.

В обеих странах проводится в жизнь жесткая доктрина национального единства, которую полностью разделяют военный истеблишмент и аппарат государственной безопасности. И курдским, и чеченским сепаратистам, как утверждают спецслужбы и военные, помогают 'иностранные силы'. В Турции многие уверены, что если дать курдам-сепаратистам больше прав, то государство вообще развалится. В России о любом, кто заговаривает о решении чеченской проблемы путем переговоров, тут же скажут, что он не патриот своей страны.

И Россия готовится подставить Турции, отвергнутой Европейским Союзом, плечо сострадания. За последние пять лет связи между этими двумя государствами, некогда столь враждебными друг другу, усилились необычайно. Сегодня Турция занимает второе место в списке торговых партнеров России после Германии: общий объем российско-турецкой торговли составляет 20 миллиардов долларов в год. Каждый год в Турцию приезжает до двух миллионов российских туристов. Обе страны не доверяют США, занимающихся продвижением демократии в регионе. Оба государства жестко подавляют террористические группировки, угрожающие населению (в России это чеченцы, в Турции - курды). И каждой из них нравится в другой то, что ни с той, ни с другой стороны не раздается нравоучений о правах человека. В прошлом году Путин и премьер-министр Турции Реджеп Тайип Эрдоган (Recep Tayyip Erdogan) встречались четыре раза, а российские дипломаты уже выдают лирические пассажи на тему 'Турция и Россия - союз ведущих евразийских держав'.

Если ЕС поведет себя неосторожно, он отправит Турцию прямиком в объятия России. А если эти двое будут играть еще и заодно с Ираном, с которым и у той, и у другой уже налажены хорошие отношения, ЕС столкнется с мощным и потенциально враждебным трио: два крупных поставщика нефти и газа плюс Турция, через которую проходят важнейшие трубопроводные маршруты в Европу.

В России и Турции растут антиеэсовские настроения, и, если Союз вряд ли можно винить в росте авторитаризма и национализма при Путине, то позиции антизападников в Турции подпитываются именно за счет его неспособности справедливо решить вопрос Кипра. И если ЕС не решит эту проблему, то тревожное предсказание Йошки Фишера станет реальностью.

Чарльз Грант - директор Центра европейской реформы, независимого аналитического центра, занимающегося продвижением реформ внутри Европейского Союза.

Кирилл Ельцов , ИноСМИ.Ru