Светлана Бондарчук помогает мужу

Вы здесь

ГОВОРЯТ, за каждым успешным мужчиной стоит женщина. В случае с Фёдором Бондарчуком — это его супруга Светлана, с которой они вместе почти 20 лет. Недавно Светлана вышла из тени знаменитого режиссёра и актёра. Уже больше года она ведёт на телевидении передачу о моде. Что и неудивительно, ведь в прошлом Светлана — модель. — СВЕТЛАНА, увидев вас на телеэкране, многие решили: «Всё понятно, известный муж похлопотал». — Эти «многие» не знают Фёдора. Дело в том, что муж очень принципиальный человек. Фёдор может попросить ради знакомого, но за близких — никогда. Я, кстати, не считаю, что это правильно. Правда, этот его принцип не касается здоровья близких, но всё, что связано с карьерой, — табу. Когда мне пришла в голову мысль о том, что интересно было бы попробовать вести на телевидении какую-нибудь программу, я, естественно, поделилась ею с Фёдором. Но он не обратил на мои слова никакого внимания. Сказала я это «в никуда». Но, видимо, в тот момент какой-то сигнал отправился в космос. И спустя полтора месяца продюсер Наталья Билан предложила мне вести передачу о моде. Это совпадение с моим внутренним желанием меня удивило и одновременно обрадовало. О том, что я начинаю телевизионную карьеру, Фёдор узнал постфактум. — Известная фамилия вам помогла? — Я старалась не афишировать, что я — жена Фёдора. — С такой фамилией это сложно сделать. — Дело в том, что в паспорте у меня осталась девичья фамилия — Рудская. — То есть вы не стали брать фамилию Бондарчук? А как к этому отнёсся Фёдор? — Ужасно. Но должна быть какая-то интрига. (Улыбается.) Хотя, если сейчас вы спросите, почему я так поступила, не смогу точно ответить. Был такой юношеский максимализм. (Светлана вышла замуж в 18 лет. — Прим. автора.) Не хотела давать повода, чтобы меня обвинили в желании породниться с известной на всю страну семьёй. А менять фамилию сейчас — огромная бумажная волокита. Представляете: менять паспорт, загранпаспорт, права и так далее. — Когда вы познакомились с Фёдором, как вас восприняли его родители — режиссёр Сергей Бондарчук и актриса Ирина Скобцева? — Насторожённо, скажем так. Однако я не жалею, что родители мужа сначала восприняли наши отношения довольно прохладно. У нас с Фёдором было время проверить силу чувств, когда сложилась такая ситуация, что нам надо было искать крышу над головой. К счастью, нас приютил друг детства Фёдора Тигран Кеосаян. Наш сын Серёжа едва не родился у него в квартире. Но эти бытовые трудности только сблизили нас с Фёдором. — Как в дальнейшем развивались ваши взаимоотношения со свёкром и свекровью? — Конечно, спустя годы они потеплели. Ведь когда родители видят, что их сын любим и счастлив, они в конце концов оттаивают. Так получилось и в нашей семье. — Выйдя замуж, вы оставили карьеру модели. Никогда об этом не жалели? — Семейную жизнь и постоянные разъезды модели совмещать невозможно. Я люблю Фёдора, и для меня выбор в пользу семьи абсолютно естествен. Не было никаких мучений, внутренних конфликтов. Я ни разу не пожалела об этом. Вместо карьеры модели пришло многое другое. У нас с Фёдором получился творческий альянс. Я ежесекундно помогала мужу, хотя официально и не значилась сотрудником кинокомпании. Можно ведь строить карьеру вместе. — Писали, что вы часто навещали Фёдора в Крыму, где он почти полгода снимал «9 роту». Вы вообще когда-нибудь надолго расставались? — Нет, у нас не было опыта долгой разлуки. Я считаю, что любовь на расстоянии или тем более семья на расстоянии — это большой блеф, игра. Как раз в 90-е годы было очень распространено, что муж работал в России, а жена с ребёнком жила где-нибудь в Англии или Америке. Я знаю только одну семью, которая жила подобным образом 10 лет и сохранилась. Остальные семьи, которые я наблюдала, распались. — Что ещё, по вашему опыту, делает брак успешным? — Семью действительно сохранить непросто. Ведь брак — это не только радостные события, кто-то из партнёров в разные периоды обязательно переживает кризис. В такие моменты важно быть терпимыми друг к другу. Ещё очень плохо, когда один в паре имеет духовный рост, а другой — нет. — Когда рядом такой творческий человек, как Фёдор, непросто угнаться за его духовным ростом. — Знаете, когда мне говорят: «Наверное, это так сложно — жить с талантливым человеком», я про себя страшно удивляюсь и думаю: «Наверное, легче жить с бездарностью». — В одном из ваших интервью прочитала, что в юности у вас были серьёзные комплексы по поводу внешности. И в то же время вы работали моделью. Как это сочеталось? — Я никогда не могла дать своей внешности адекватную оценку. До сих пор аккуратно к себе отношусь. Все мои комплексы родом из школы. Я была самая высокая — 1 м 76 см — и худая в классе. Это сейчас подобный рост — норма, а тогда иначе как дылдой меня не называли. Но моя бабушка полагала, что у меня нет оснований для заниженной самооценки. Она прочла объявление о наборе моделей для работы в журнале «Бурда моден». В то время в нашей стране это был безумно популярный журнал. Я пришла на кастинг и увидела очередь в несколько сотен человек. Встала в неё без особого энтузиазма. Не уверена, что достояла бы до конца, но мимо проходила одна из организаторов конкурса и буквально выдернула меня из толпы. В «Бурда моден» меня взяли сразу. Начались съёмки, я научилась вести себя перед камерой. И поняла, что всё не так страшно, как думалось. Оказалось, быть высокой и худой модно. — Ещё вы успели стать кандидатом в мастера спорта по фехтованию. Прямо скажем, не самый распространённый вид спорта. — В секцию фехтования меня привёл папа, и я занималась там с 11 до 16 лет. Дело в том, что до этого родители отдали меня в музыкальную школу, но мне это не нравилось. А в нашей семье было принято, чтобы ребёнок чем-то занимался, а не болтался по улице. Каждый день я ездила в другой конец Москвы на занятия в школу фехтования «Динамо». Этот вид спорта пришёлся мне по вкусу. Он один из самых красивых. Для азартных людей и индивидуалистов — всё-таки это не командная игра. Фехтование дало мне закалку на всю жизнь. Прежде всего это, конечно, хорошая реакция, которая очень помогает водить машину. Буквально несколько дней назад, если бы не мои навыки, я бы попала в страшную аварию. Мой автомобиль неожиданно подрезали, и я чудом вырулила. Потом остановилась и по-девичьи расплакалась, потому что опасность действительно была серьёзной.

Рекомендуем