Вячеславу Петкуну делали промывание связок

Вы здесь
Вячеславу Петкуну делали промывание связок

Каждое слово Вячеслава Петкуна на вес золота. О любой серьёзной проблеме он может рассуждать часами, выдавая на гора взвешенные, остро отточенные суждения. В ходе часовой беседы с Петкуном корреспондент КМ.РУ затронул самые разные темы. Но начался разговор всё же с обсуждения нового альбома "Танцев Минус" "ЭЮЯ.,"

- Перед выходом нового альбома вы поменяли музыкантов...

- Никто никого не менял (недоумённо). Не стало одного музыканта из пяти, но добавилось два. Это совсем не перемены. Дело в том, что после пластинки "10 капель" не стало барабанщика Андрея Вепрова, например, гитариста Олега Борисова, барабанщика Алексея Агеева. После "Флоры и Фауны" не стало Олега Полевщикова и Клима Шмелёва. Они просто ушли заниматься другими вещами. Этот процесс у нас постоянный. Кстати, со всеми у нас сохранились хорошие отношения. Нам всегда было необходимо два гитариста. Мы звучим как группа "двухгитарная", хотя это и не очень правильное выражение. Мы всегда во время всех студийных работ использовали акустическую гитару. Но на сцене я брал её в руки очень редко, хотя всегда тешил себя надеждой, что буду брать её вновь и вновь. К сожалению, в последнее время я понял, что это как-то не для меня, совершенно точно, потому что мне очень хорошо и комфортно без неё. Когда мы играли акустический концерт во МХАТе, я понял это окончательно. Мне нравится просто сидеть, петь и не отвлекаться на что-то другое. Это менее естественно, но уж такой я человек. Поэтому все перемены, которые у нас произошли они к лучшему. Мы нашли очень качественного нового гитариста. При всём уважении к Олегу Полевщикову, следующий наш басист Миша Хаит оказался лучше. При всём уважении к Андрею Вепрову, Виталик Воронин барабанит лучше. При всём уважении к Игорю Щербакову, Антон Хабибуллин лучше. В последнее время Игорь совсем на гитару внимания не обращал. У него это было примерно так, как у меня с акустикой. Если бы у него была возможность просто стоять на сцене, он бы, я думаю, делал это с гораздо большим удовольствием. Это не плохо и не хорошо так устроен мир, собственно говоря. Сейчас у нас два молодых парня, которые влили свежей крови по самые брови. Мы сейчас в этой свежей крови купаемся и получаем от этого своё вампирское удовольствие.

- А сыгранность и чувство плеча появиться уже успели?

- Когда участники группы понимают музыкальный контекст, достаточно нескольких репетиций, чтобы стало понятно, тот это человек или не тот. На репетициях всё встало на свои места. Я там почувствовал то, что чувствовал лет пять назад и очень давно уже не испытывал. Это удовольствие, которое получают люди, находясь на сцене. Не отрабатывают положенное время и не поглядывают на часы, когда концерт закончится, а получают радость, а когда концерт заканчивается, высказывают сожаление, а не облегчение: "Ну, наконец-то, б..., закончили!!" Это вопрос отношения к своей работе и то, с чем я не могу мириться. Для меня важно, чтобы люди получали радость, я вообще очень люблю радость людям приносить. Даже если мне не радостно, я стараюсь как-то расшевелить людей, которые находятся рядом. Правда, не всегда это получается.

- В коллективе вы являетесь авторитарным лидером или исповедуете коллективное творчество?

- Ну, поскольку все в песни пишу я, какая-то доля авторитаризма в этом конечно есть (с иронией). С другой стороны, никто особо и не проявляет творческой инициативы. Видимо, всех всё устраивает. Что касается студийных дел, то во время записи альбома было много совместной работы внутри студии. Но мы несколько иначе в этот раз работали с Иваном Евдокимовым (звукорежиссёром). Было гораздо больше возможностей. Основная инициатива часто исходила от Ивана. Плюс мы использовали целый ряд сессионных музыкантов, что, конечно, тоже добавило своего колорита. Альбом в итоге ПЕРЕЛИВАЕТСЯ мне почему-то такое слово для его характеристики в голову пришло.

- И какие же это сессионные музыканты?

- Дима Варшавчик, Алексей Осташев и Дима Сланский из "Неприкасаемых".

- Почему возникла необходимость их привлечь?

- Знаешь, это опять же не от того, что качество музыкантов лучше или хуже. Они просто другие. На этапе создания аранжировок, в предстудийной работе, нам всем в коллективе стало ясно, что требуется какая-то иная голова (кстати, новые музыканты тоже поучаствовали в записи). Так с гитаристом Антоном Хабибуллиным мы записали совершенно замечательную песню, которая называется "Засыпальная". Опять же, всё это сработало на качество альбома, на качество творческого участия даже. Поэтому я альбомом доволен крайне, но эту радость я придерживаю, чтобы не расплескать.

- У вас ведь был ещё эпизодический опыт сотрудничества с Корнеем, который пел ваши песни на фестивале "Нашествие" в Казахстане прошлым летом?

- Это был довольно забавный случай. Тогда все приехали на фестиваль, чтобы сыграть концерт в казахской степи. А я как раз очень сильно сорвал голос. Перед этим я был на Алтае, купался там в каких-то речках, довольно чистых, но при этом очень холодных. В этот момент мне было хорошо, но голос я, тем не менее, потерял. Мы приехали с Алтая, у нас тут же был концерт на Васильевском спуске и в этот же день мы улетали в Казахстан. На Васильевском спуске я ещё как-то шипел и хрипел, но, прилетев в Казахстан, я уже не мог даже говорить. Ночью я выспался, кое-какие звуки стали из меня вылетать помимо моей воли. Мы ехали с другими исполнителями на концерт, и я спросил Корнея: "Ты знаешь тексты наших песен?". Он ответил, что какие-то знает. И, пока мы ехали, он какую-то часть текстов разучил на тот случай, если я, выйдя на сцену, совсем запнусь. Таким образом, мы и исполнили несколько песен. То есть, Корней пел, а сипел. На самом деле, я думаю, что в контексте любого фестиваля а уж тем более такого длительного опен эйра такие настроенческие перемены бывают обычно в тему. Конечно, кому-то хотелось, чтобы я полноценно попел, но я этого сделать физически не мог. Ибо в Казахстане мне и уколы делали в связки, и промывали их, но тем не менее, это не помогло.

Рекомендуем