Светлана Дружинина

Вы здесь

В последнее время нелепо звучат слова: «Эх, где вы – великие актеры, где вы – гениальные фильмы? Умерло отечественное кино». К счастью, кино живо, и нынешние молодые таланты не менее ярки, чем маститые мэтры. Может быть только к жизни, да и к профессии они относятся не так спонтанно и восторженно, согласуя каждый свой шаг с рационализмом современной жизни. Имя режиссера Светланы Дружининой вполне заслуженно ассоциируется с понятием народного кино. Последние пять лет это имя неразрывно с громким названием фильма «Тайна дворцовых переворотов». Светлана Сергеевна задумала грандиозный сериал о Российском престоле. Одну из главных ролей исполняет молодая, красивая актриса Екатерина Никитина. - Катя, это твоя дебютная работа? - Своей крестной мамой в кино я считаю Светлану Сергеевну Дружинину. На съемки фильма я попала со второго курса ВГИКа. К нам на занятия по сценодвижению пришла ассистентка режиссера с Мосфильма и отобрала нескольких девочек на фотопробы. Среди них была и я. Но потом, когда меня утвердили на роль Елизаветы Петровны, дочери Петра Первого, которую в более зрелом возрасте играет Наталия Гундарева, Дружинина поделилась со мной правдой. Она «раскапывала» фотобанк Мосфильма и наткнулась на мою любительскую фотокарточку, сильно засвеченную и очень плохого качества, вызвала ассистентку и сказала: «Разыщите мне эту девочку с белыми глазами». Видимо, Светлана Сергеевна увидела во мне какое-то сходство с русской царицей. - Чем запомнился первый съемочный день? - Моими партнерами в этот день были Николай Караченцов и Наталия Егорова – это такие авторитеты для меня, что даже немного страшно было. Меня загримировали, затянули в очень тесный и неудобный корсет, и началось нескончаемое ожидание. Только в конце съемочного дня я вошла в кадр. Сразу все стало получаться. Меня поразило, насколько звезды первой величины бережно и терпеливо относятся к нам, начинающим. О чем моя роль? Конечно, о любви. Безусловно, это историческое кино, основанное на реальных событиях, письмах. Моя героиня – великая женщина, один из ее современников сказал о Елизавете: «У нее много ума, но ума женского». - В картине снимается много интересных мужчин: Караченцов, Лазарев, Мамаев, который славится своим неравнодушным отношением к женщинам. Наверняка мужчины оказывали тебе знаки внимания? - Миша Мамаев играл моего возлюбленного и пытался продолжить эту игру в жизни… А может, мне это только казалось. Его любят женщины, но он не в моем вкусе… На самом деле, на площадке все очень увлечены работой. Светлана Сергеевна просто одержима этой картиной, ей многие помогают просто на чистом энтузиазме, а актеры снимаются за очень скромные деньги. К сожалению, из-за скудности средств съемки проходят с большими перерывами. Сейчас готовы шесть серий, а планируется 25. После первой серии мы простаивали год, а когда вернулись на площадку, оказалось, что мальчик, который играет Петра Второго стал мужчиной - возмужал, у него изменился голос, все костюмы стали малы. Пришлось его заменить. Да и я, пока снималась, успела замуж выйти и сына родить. - У тебя не было мысли отложить рождение ребенка? Такое удачное начало карьеры… - Нет, что вы. Это очень желанный ребенок. От того, что дано свыше нельзя отказываться, а вдруг больше не будет. Я снималась беременная, мне подбирали широкие платья, а Светлана Сергеевна говорила: «Катя, твой ребенок будет очень терпеливым». И действительно, Никитка очень спокойный и терпеливый, сейчас ему полтора года, и это настоящий маленький мужчина. - Актриса у всех на виду, муж не ревнует к твоей профессии? - Я ему очень благодарна за его сдержанность и доверие. Как-то я прочитала у Марии Арбатовой очень хорошие слова по поводу супружеских отношений: «Я не верю в существование второй половины, потому что считаю себя цельным существом, а вопрос супружества считаю вопросом страсти, такта и партнерства». У нас с мужем именно такие отношения. - Выражаясь словами одного Захаровского персонажа: «А кто у нас муж?» - Волшебник… Он занимается бизнесом, к кино никакого отношения не имеет. Нас познакомила моя однокурсница Аня Михалкова. А потом он очень красиво за мной ухаживал, дарил огро-о-омные букеты роз. И я влюбилась. - Это первая любовь? - Нет, в 14 лет я была влюблена в мальчика, чувства были взаимными… а потом мы расстались и не виделись семь лет. Совсем недавно стою на дороге «в пробке» и вижу его в соседней машине. Обменялись телефонами, теперь дружим, вспоминаем, какими мы были в детстве. - Актрисой, наверное, с детства мечтала стать? - Я из актерской семьи: мама – актриса Татьяна Никитина, снималась в «Вишневом омуте», «Неоконченном уроке», «После войны мир» – этот фильм снимал мой папа, режиссер, там же и мне досталась маленькая роль. Несмотря на свой юный возраст, я очень серьезно к этому отнеслась, долго репетировала. Но в детстве я все же мечтала стать балериной, правда мечта эта овладела мной, когда мне уже было 13 лет, а в балет, как известно, берут лет в 8-9. Однажды мы поехали в Ленинград. Одна наша знакомая из области документального кино как раз делала фильм об известной Ленинградской балерине Алле Осипенко и попросила ее посмотреть меня. В результате, Осипенко сказала, что мои родители совершили преступление, что не отдали меня в балет, и даже согласилась индивидуально со мной заниматься. Но мама побоялась оставить меня одну в Ленинграде, так что мои балетные фантазии на этом закончились. Я занималась музыкой, танцами и к десятому классу решила, что все-таки буду актрисой. - На этот раз родители не были против? - Они, как могли меня поддерживали. Наша семья очень дружна с семьей Жариков-Гвоздикова, они и стали моими крестными родителями в актерской судьбе. В то время они как раз набирали курс к Анатолию Владимировичу Ромашину во ВГИК, и Наталия Федоровна предложила попробоваться и мне. В тот момент набор уже был закончен, но Анатолий Владимирович все-таки согласился меня послушать. Я ему понравилась и стала вольнослушательницей первого курса. То есть во ВГИКе существует такая форма обучения: ты изучаешь спецпредметы и параллельно обучению в 10-м классе ходишь на первый курс, а потом досдаешь общеобразовательные дисциплины. Так учились Белохвостикова, Ростоцкий. Так же училась и я, и поэтому на курсе была самой маленькой. У нас был очень талантливый и дружный курс, сдачу каждого экзамена мы отмечали грандиозным сабантуем. Особо я благодарна нашему педагогу Анатолию Владимировичу Ромашину – очень правильный учитель, никого не испортил, интересные вещи говорил, не жалел на нас ни сил, ни времени. - Как ты считаешь, если бы твои родители занимались другой профессией, как бы сложилась твоя жизнь? - Я, честно говоря, не знаю, потому что родители – это главное определяющее в моей жизни. Я с детства наблюдала за актерской жизнью, ездила на фестивали, присутствовала на съемках. Я росла гуманитарием, математика мне давалась не особо хорошо. Так что я всей душой хочу заниматься актерской профессией, правда у меня есть еще одно образование… - То есть?.. - Когда я закончила ВГИК, мы с подругой вышли на улицу и стали думать, что делать дальше. Я предложила: «Пошли в МГИМО поступим», - и мы поступили на факультет международного права. Теперь у меня есть запасная профессия, я юрист. - Многие актеры по окончании театральных ВУЗов пытаются устроиться в театр, а ты позаботилась запастись совершенно отличной от актерской специальностью. Это объясняется твоей неуверенностью в актерском будущем? - Из всех театров по духу мне близок только театр Марка Захарова, я пересмотрела все его спектакли, и не разу мне не было скучно. Может быть когда-нибудь я наберусь смелости и попрошусь к нему. А пока у меня состоялся только один театральный опыт, да и то случайный… Мы с подругой-однокурсницей как-то шли мимо ГИТИСа, вдруг из здания выскакивают двое мужчин и представляются: «Я режиссер, а он актер, мы ищем главных героинь для нашего спектакля «Горе от ума», - в общем «развешивают типичную лапшу», предназначенную для ушей девочек-провинциалок. При этом апеллируют такими громкими именами, как Любимов, Боровский. Я им: «Не на тех напали», - и тяну подругу прочь. Все-таки они успели ей свой телефон всучить, а через некоторое время подружка мне говорит: «Катя, я была на пробах, езжай-ка ты тоже». Оказалось, что все это правда. Я пообщалась с режиссером, мы почитали пьесу, в общем, в Берлин поехала я. И действительно, ставился спектакль «Горе от ума», и на самом деле, Юрий Любимов выступал в качестве актера, играл Фамусова. А я играла и Софью и Лизу. Это был немного странный спектакль – как бы группа актеров репетирует на сцене «Горе от ума». Актеры собрались со всего света. Спектакль прошел с большим успехом. - Тебе уже приходилось отказываться от ролей? - Было несколько предложений, совершенно неприемлемых для меня, роли откровенно эротического характера. К счастью, или, к сожалению, я на такое пойти не могу. Скорее всего, эти фильмы будут иметь успех, поэтому я бы не хотела их называть. Не могу сказать, что я большая привереда, я с одинаковым удовольствием сыграла бы и романтическую особу, и Бабу Ягу, и главную героиню, и эпизод, но есть некоторые табу, которые я не могу переступить. Я бы не стала сниматься в рекламе, потому что для многих режиссеров я бы закончилась как актриса, хотя, я ни в коем случае не осуждаю тех актеров, кто вынужден рекламой зарабатывать на жизнь. Сейчас сложное время. - Что в твоей творческой жизни сейчас? - Помимо «Тайн дворцовых переворотов» я снимаюсь еще в одном многосерийном фильме «Теплые ветры древних Булгар». Лента историческая, о языческом периоде славян. У меня небольшая роль, моего мужа, которого играет Борис Хмельницкий, убивают, и жена по обычаю должна уйти за ним. Актерскими суевериеми я пока не страдаю, поэтому, думаю, у меня впереди еще не мало интересных работ.

Добавить комментарий