У Лолиты синдром трудоголика

У Лолиты синдром трудоголика

Лолита, у вас очень напряженный график работы: постоянные гастроли, съемки программы «Лолита. Без комплексов». Работа для вас – необходимость?

У меня ярко выраженный синдром трудоголика. Как бы трудно ни было, я стараюсь все свои начинания доводить до победного конца. На мой взгляд, именно на нас, позитивных трудоголиках, земля держится. Очень важно выкладываться по-настоящему – не по принуждению, не по необходимости, а из пламенной любви к своему делу. Правда, время от времени расписанная по минутам жизнь без отдыха «выдыхает» человека, тогда приходится брать тайм-аут.

Я смотрю вашу передачу и вижу, как вы проживаете целую жизнь с каждым из своих героев, со всеми их радостями и печалями. Отстраниться и уйти в себя, наверное, не получается?

А как «отстраниться»? Во время съемок одной из программ женщина привезла нам в студию банку варенья и рассказала такую историю: она подобрала глухонемого ребенка, кинутого цыганами. Сначала они зарабатывали на малыше деньги, а потом он, видимо, стал «нерентабельным». Родного же сына этой женщины сбила насмерть машина, за рулем которой находился пьяный областной прокурор. После дознания этот прокурор выставил женщине счет – 260 тысяч рублей за повреждения «BMW», на котором он убил ее сына. Теперь у нее на руках глухонемой приемыш и престарелая мать. Кормятся они тем, что выращивают на своем огороде. Да будь ты хоть сто раз профессионал в своем деле, а «отстраниться», услышав такое, не сможешь. Если, конечно, ты человек, а не просто говорящая голова в экране телевизора. Я вполне понимаю, что профессиональная холодность – залог успеха любой работы. Но в подобной ситуации совладать с собой очень трудно. На той передаче я сорвалась: высказала все, что думаю про этого прокурора, да еще и разрыдалась. И зрители плакали вместе со мной. А два часа после съемок этой передачи народ не уходил из студии.

Ваша передача позволила зрителю по-новому взглянуть на ток-шоу. Программа «Лолита. Без комплексов» настолько индивидуальна и самобытна, что многие сравнивают вас с известной американской ведущей Опрой Унфри... Как вам удалось добиться совершенно нового формата ток-шоу?

Прежде чем выйти на эту программу, я была обычным зрителем других шоу. И как зритель поняла, чего нет на нашем телевидении и в чем сегодня нуждается общество. Не бросая камня в огород коллег, должна отметить, что в подавляющем большинстве нынешних наших ток-шоу присутствует бесконечное общественное мнение. И еще – желание поучить друг друга жить, не имея на то ни малейших оснований. В студии моей программы сидят профессиональные психологи, психотерапевты, психиатры – специалисты по усталым и больным душам. Среди них есть настоящие светила. И я все время призываю зрителей: если вы не понимаете, что с вами происходит, спросите вот у этих людей – они помогут вам разобраться в себе.

Насколько легко проходит диалог между психологом и героем программы?

Всех психологов, приходящих к нам в студию, я прошу давать четкие формулировки, которыми зрители могут воспользоваться «за кадром», в своей повседневной жизни. Например, у нас была передача на тему «Бьет – значит, любит?» – Женщины, как обычно, говорили о жертвенности, о терпении. И тут встал психолог Эрнест Цветков и почти закричал: «Женщины, кто вам сказал, что вы что-то кому-то должны, откуда это самоуничижение? Рожает мужчин женщина, поэтому каждая из вас должна запомнить: «Я – королева!» И он учил всех нас произносить это: «Я – королева!» Сначала получалось вяло, у некоторых вообще не получалось. Но мы повторяли это как заклинание. И в конце концов – получилось.

Лолита, вы отличаетесь от героев своих программ и сами знаете это, тем не менее и зрители, и гости в студии доверяют вам, а вы с головой погружаетесь в их проблемы, даете им ценные советы...

Просто я вполне адекватно оцениваю все происходящее вокруг. Высокий уровень благосостояния предполагает некоторую обособленность от жизни, которой живет большинство людей в нашей стране. Но, вместе с тем, у меня есть глаза и уши: есть менее обеспеченные, чем я – друзья и родственники, наконец, есть память о моем прошлом... Неслучайно мне приходится ругаться с организаторами моих концертов по поводу цен на билеты. Я прекрасно понимаю, что в одном городе билеты можно продавать по нормальным ценам, а в другом – и трехсот рублей много.

Для вас важно, что скажут со стороны другие: про передачу, про ваши песни, про вас саму?

Пресловутое «общественное мнение» всегда откладывает свой отпечаток. После того, как вышла моя программа, я как-то сказала мужу: «Какое счастье, что я успела состояться до тебя, независимо от тебя». Потому что нашлись люди, которые стали говорить: «Богатый муж купил Лолите передачу на «Первом». Любопытно, что как-то с Леной Малышевой мы разговорились в коридоре и она призналась, что про неё тоже такие разговоры ходили: мол, муж купил ей программу «Здоровье».

Вам не кажется, что это обыкновенная агрессивно-бытовая точка зрения людей, не состоявшихся в профессии?

Я согласна. Удивляет прежде всего то, что кричать, будто передачу мне купил муж, первыми стали те, кому лучше других известно, как всё происходило. Любопытно и то, что эту ложь распространяли главным образом мужчины. Иногда хочется спросить: «За чем же тогда дело стало? – Запишитесь на прием к генеральному продюсеру первого канала г-ну Эрнсту и скажите: «У меня много денег, хочу купить передачу для своей жены или любовницы». – Очень интересно послушать, что Константин Львович скажет в ответ…

Добавить комментарий