THE AUDREYS : Австралийское кантри



Каюсь, я неровно дышал к этой группе задолго до ее приезда в Москву. Случайно узнав о грядущем в рамках бизнес-мероприятия, Недели Австралии в Москве молодой австралийской группы, которая, по слухам, играет альт-кантри, я немедленно нашел сайт The Audreys - не так мы много знаем об актуальной австралийской музыке! С сайта был скачан единственный доступный полноразмерный фрагмент - видео на песню Oh Honey (жаль, что выложен клип в низком разрешении), и по просмотру я немедленно в группу эту влюбился. Начинавшаяся как печальное акустическое кантри песня к середине вместе с надрывно подзвученной гитарой приобретала мощный внутренний накал и становилась едва ли не архетипом трип-хопа. И песня была, конечно, о любви. О не очень счастливой, по-видимому...

Oh honey don't you do that thing
Oh honey don't you do that thing to me
that thing to me
Oh don't you do that thing to me
Please don't do that thing you do to me

Oh honey don't you sing to me
Oh honey don't you sing like that to me
like that to me
Oh don't you sing like that to me
Please don't sing all dark and low to me

И конечно же, я не мог не влюбиться в вокалистку группы с необычным именем Тааша Коутс (Taasha Coates). Она прекрасно пела и улыбалась - и то и другое было так наивно и безнадежно, что всем, кому я показывал клип, непременно хотелось ее обнять и как-то утешить. То есть к моменту реального концерта группы я был уже, что называется, готов.

...Они приехали на Брестскую с официального мероприятия, на котором тоже имели успех, как и вторая участница его, кантри-певица Фелисити Орхарт (Felicity Urquhart, были в определенном смысле разогреты и дружелюбны. Впрочем, русской публики в зале было немного, все больше австралийские экспаты, собравшиеся поболеть за земляков.
Клуб на Брестской - место странное и специальное. Я видел там много разных музык - от джаза до модной продвинутой электроники, от Мегаполиса до арт-роковых поляков SBB, и всякий раз замечал, что какая-то музыка здесь звучит как родная, а другой - не по себе, она стыдится чего-то, поправляет юбку, вообще чувствует себя как-то неуютно. Так вот, должен вам сказать, что выступление The Audreys было, пожалуй, самым гармоничным из всех, виденных мною. Еще до начала концерта Тааша сидела на высоком табурете с видом завсегдатая, а расхаживавший по залу гитарист, банджоист и основной партнер Тааши по сочинению песен Тристан Гудолл (Tristan Goodall), напоминавший бородкой и слегка сумасшедшим взглядом то ли стройного и обаятельного тролля, то ли на ошалевшего в столице, но быстро адаптировавшегося провинциала вообще выглядел как свой парень - если б не беглый англо-австралийский говор.

Но - несколько движений на сцене, и вот они выходят. Тааша, Тристан, харизматичный до чертиков скрипач Микки "Джи" Грин (Mikey G), контрабасист Линдон Грэй (Lyndon Gray) и барабанщик по имени аж Дэвид Росс МакДональд (David Ross MacDonald). И начинается.
Кантри по-австралийски, даже если оно "альт", совсем иное - во всяком случае, так у The Audreys выходит. Понятно, у них нет ни одного стопроцентно электрического инструмента, но главное все-таки здесь - дымчатый голос Тааши, застенчиво поддергивающей подол платья и перетаптывающейся по маленькой Он сильный, этот голос, сильный и закаленный - в те времена, видимо, когда она, выступая с Тристаном в составе безымянного дуэта, колесила по югу Австралии в фургончике 74-го года выпуска. Только силу эту она не показывает, иногда только она прорывается наружу. Впочем, без скрипки и второго голоса Микки ей было бы, уверен, труднее.

Они играли программу дебютного альбома группы "Between Last Night and Us", что вышел в феврале на ABC Roots Music/Warner Music Australia - альбома на редкость для дебюта удачного, но пока распространяющегося только у них на родине и в Канаде. Тристан менял гитару на банджо, лихо управляясь с обоими инструментами, Линдон меланхолично басил, а спокойный Дэвид Росс изящно и очень точно шуршал щеточками по барабанам и тарелкам. Тааша пела, чуть сутулясь, пританцовывала, играла на губной гармошке и мелодике, спокойно управляясь с публикой - экспаты аплодировали и чем дальше, тем больше пускались в лихой пляс. Но вот и долгожданная, ничуть не поригрывающая по сравнению с записью "Oh Honey", такая же мучительно-спокойная, с трип-хоповым ритмом и гитарой, квадрат за квадратом закручивающей тугую пружину.

Oh honey don't you smile at me
Oh honey don't you smile that way at me
that way at me
Oh don't you smile that way at me
Please don't smile that wayward smile at me

Oh honey don't you come for me
Oh honey don't you do come 'round here for me
'round here for me
'Cause I just might fall for you
And that would be a damn fool thing to do

И чуть позже, неожиданно - "Wayfaring Stranger" - песня, которой больше 150 лет, настоящий религиозный гимн. Ее, помнится, спел, готовясь к худшему, Джонни Кэш (Johny Cash), и как спел! У The Audreys вышло чуть менее величественно, чуть более по-женски. Потом уже Тристан сказал мне, как они с Таашей любят Джонни Кэша. Впрочем, есть ведь и версия Джеффа Бакли - там-то как раз полно экзистенциального ужаса, но и он оправдан. Три мира, три песни в одной - так получается.
Кто-то скажет, что я поддался обаянии вокалистки и принимаю образ за чистую монету - наверняка Тааша Коутс совсем не так наивна и трогательна. Упреки заранее принимаются, однако же совпадения образа и человека не произошло, нет. Тому послужила и легкая чертовщинка, мелькавшая в ее глазах, и все-таки профессионализм - так наивные и трепетные барышни не поют. Тааша - сложившаяся певица с большим будущим, и дай Бог, чтобы оно было в составе The Audreys. Потому что, если иначе: то у нас уже есть Нора Джонс (Norah Jones), и той многовато.

...Как-то все-таки их было мало. И бисов не было, обидно. Но был, был этот концерт, на котором, считай, не было как минимум двадцати человек из тех, кому он был по-настоящему нужен. Опять-таки можно меня упрекнуть за то, что я все чаще повторяю эту мантру в своих статьях, да что ж поделать, если ничего не меняется?

Они расспрашивали меня о московских гастролях Ника Кейва (Nick Cave), которым явно гордятся, об отношении россиян к братьям Янгам, над которыми по-доброму посмеиваются, они пили пиво и собирались в Канаду: их гастрольный план общирен и довольно плотно для начинающих расписан. Нам повезло, что австралийский бизнес посчитал их визитной карточкой континента, держащегося на кенгуру, Меле Гибсоне, Кайли Миноуг, Расселе Кроу (тоже, надо сказать, знатном рокере, кто не в курсе), птице кукабурре и смешном звере коала. Потому что тогда бы мы их не увидели и не услышали.
Они, кстати, собираются вернуться. Им тут понравилось.

P.S. Кстати, вы поняли, что группа названа в честь актрисы Одри Хэпберн?

20.06.2006, Артем ЛИПАТОВ (ЗВУКИ РУ)

Добавить комментарий